Соображения по поводу пражского памятника маршалу Коневу в десяти пунктах

Соображения по поводу пражского памятника маршалу Коневу в десяти пунктах

Vova Pomortzeff

Кажется, все уже высказали свое особо ценное мнение по поводу пражского памятника маршалу Коневу, даже Мединский. Теперь почитайте мои соображения на эту тему в десяти пунктах:

1. Первая и главная проблема памятника маршалу Коневу заключается в том, что это очень посредственная статуя. За последние полвека Прагу в буквальном смысле слова засрали плохими памятниками. Это вдвойне досадно, потому что именно Прага в начале XX века подарила миру, вероятно, грандиознейшие примеры монументальной городской скульптуры (имеются ввиду, конечно же, пражские памятники Яну Гусу и Франтишеку Палацкому). Поэтому похвально, когда пражские власти пытаются убирать из общественного пространства плохие памятники и поставить на их место хорошие. Правда, это не значит, что начинать стоило именно с памятника Коневу. Имеются ещё десятки столь же посредственных памятников. Например, памятник президенту Масарику на Градчанской площади или памятник Николе Тесле буквально через дорогу от маршала Конева.

2. Простой пример, чтобы первый пункт получше разжевался. Надеюсь, для всех очевидно, что после смерти Путина в Москве придется снести памятники святому Владимиру и Калашникову. При этом персональные заслуги изображенных персонажей тут вообще не будут играть никакой роли. Памятники снесут исключительно потому, что такие вопиюще бездарные поделки скульптора Салавата Щербакова просто не имеют права занимать собой общественное пространство. Примерно так я советовал бы смотреть и на ситуацию вокруг памятника маршалу Коневу.

3. Одновременно надо отдавать себе отчет, что маршал Конев сейчас страдает не за свои собственные грехи (реальные или вымышленные), а за преступления путинского режима. В этом контексте не так уж принципиально, принимал ли маршал Конев участие в подготовке вторжения советских войск 21 августа 1968 года (документальных подтверждений этому, как я понимаю, пока не найдено, хотя сам факт поездки маршала Конева в Прагу накануне интервенции говорит о многом). Если бы не было сбитого малазийского Боинга, если бы не было аннексии Крыма, если бы не было отравления Скрипалей и много другого — отношение пражан к маршалу Коневу сейчас было бы совсем другим.

4. Ещё один простой пример, чтобы три предыдущих пункта получше разжевались. Никто не ставит вопрос о демонтаже пражского памятника Черчиллю, хотя он тоже несет персональную ответственность, например, за выдачу казаков в Советский Союз. Во-первых, потому что современная Великобритания ведет себя сильно приличнее Путина (мягко говоря). Во-вторых, потому что сам памятник Черчиллю — один из немногих хороших памятников, появившихся в Праге за последние десятилетия.

5. Нужно помнить, что пражский памятник маршалу Коневу был установлен в 1980 году. То есть это памятник периода махровой нормализации, когда Чехословакия была фактически оккупирована Советским Союзом. Многие пражане по этой причине воспринимают памятник маршалу Коневу, в первую очередь, как памятник унижению чешского народа, а уже только потом как памятник одному из командиров Красной армии.

6. Первоначальная идея властей шестого пражского района установить около памятника маршалу Коневу пояснительную табличку была совершенно здравой. Это нормально устанавливать таблички, объясняющие исторический контекст, около сохранившихся памятников коммунистического, нацистского и других преступных режимов, даже если это памятник какому-нибудь вполне приличному персонажу типа Коперника (как в Зальцбурге, где проблема Коперника заключается только в том, что его статую сделал гениальный скульптор Йозеф Торак, по стечению обстоятельств бывший любимым скульптором Гитлера). Такие таблички давно стали нормой, например, в соседней Германии.

7. Эскалация конфликта вокруг маршала Конева произошла исключительно по вине российского посольства. Вместо того чтобы просто признать право районных властей установить пояснительную табличку около своего же памятника на своей территории, посольство принялось одно за другим выпускать истеричные заявления. Это тоже нормально, к сожалению, потому что если бы в русских посольствах работали дипломаты, а не экзальтированные истерички, мы сейчас жили бы совсем в другом мире.

8. Одновременно русское посольство два года вообще не реагировало (по крайней мере, публично) на демонтаж мемориальной доски в честь маршала Конева на башне Староместской ратуше. Хотя эта доска являлась гораздо более ценным историческим памятником, поскольку её установили летом 1946 года. То есть это было реальное свидетельство послевоенного отношения пражан к Красной армии. Только когда вопрос вернуть доску на ратушу был решен без участия посольства и решен положительно, посольство попыталось вмешаться, но действовало так топорно и неумело, что спровоцировало пересмотр решения об установке доски. В результате доска в честь маршала Конева на башню Староместской ратуши не вернется.

9. Власти шестого пражского района на фоне истерики российского посольства тоже повели себя не самым оптимальным образом. Они отказались от первоначальной здравой идеи установить рядом с памятником пояснительную табличку, а вместо этого провели реконструкцию всего мемориала. Причем сделали это с нарушением авторских прав скульптора и архитектора (какими бы бездарями они не были, авторские права им тоже причитаются). Районные власти демонтировали оригинальную бронзовую надпись на постаменте и установили на этом месте три новых бронзовых таблички на чешском, русском и английском языках, где упомянуто участие маршала Конева в подавлении венгерской революции 1956 года, сооружении Берлинской стены в 1961 году и поездка в Чехословакию накануне вторжения советских войск 21 августа 1968 года. Таким образом, вместо пояснительной таблички около памятника периода нормализации фактически возник новый памятник, поставленный современными пражскими властями, причем историческому персонажу с весьма сомнительным послужным списком, если судить по прилагающимся надписям.

10. Решение заменить памятник маршалу Коневу новым памятником освободителям Праги, вероятно, является единственно возможным в сложившейся ситуации. Правда, это не гарантирует, что новый памятник обязательно будет хорошим. Я бы очень хотел видеть на этом месте мемориал работы кого-то из ведущих чешских скульпторов, например, Криштофа Кинтеры. Хотя реальность наверняка окажется сильно прозаичнее моих наивных ожиданий.

P.S. Пожалуйста, перестаньте уже повторять мантру, что доказательством участия Красной армии в боях за Прагу являются пятьсот могил на Ольшанском кладбище. Как вам, вероятно, известно, я почти десять лет занимаюсь изучением это некрополя и знаю реальные причины смерти примерно всех похороненных там красноармейцев. Только про одного человека, похороненного на этом кладбище, достоверно известно, что он погиб именно в боях за Прагу. Еще около тридцати человек предположительно погибли в Праге или окрестностях в районе 9 мая 1945 года, хотя документальных подтверждений этому мне пока обнаружить не удалось. Остальные, если и погибли в бою, то где-нибудь далеко на востоке, например, под Братиславой. Большинство же похороненных там красноармейцев — это либо бывшие военнопленные умершие в госпитале от туберкулеза уже после войны, либо жертвы различных происшествий в диапазоне от неосторожного обращения с оружием до отравления метиловым спиртом.