Маньяк-молоточник из Иркутска в колонии пишет автобиографическую книгу

Маньяк-молоточник из Иркутска в колонии пишет автобиографическую книгу

молоточникиАртем Ануфриев отбывает пожизненный срок на острове Огненном.

Журналисты вологодской «Комсомолки», пожалуй, сначала даже растерялись, когда услышали от академовского маньяка Артема Ануфриева, что в тюрьму на всю жизнь ему «помогли забраться» иркутские репортеры. Мол, вот если бы не они… Он что думает, если бы не мы, то ему простили бы те 6 жизней, которые он с приятелем Никитой Лыткиным отнял ради интереса — посмотреть, как мучаются люди и снять все это на камеру, выложив в интернет? Полгода назад они получили то, что заслужили: Лыткин, которому на момент совершения зверств было 17, — 20 лет колонии, а Ануфриев сел навсегда и до конца дней своих не пройдет по улицам ненавидящего его Иркутска.

Наши коллеги отправились на «Вологодский пятак», чтобы посмотреть, как мотают срок те, кто получил пожизненно. С Артемом, которому сейчас 21, их познакомили как с самым молодым из тех, на чьем счету не одна загубленная жизнь.

Представьтесь, пожалуйста.

— Ануфриев Артем Александрович. Из Иркутска.

— Расскажите историю того, как попали сюда.

— Это потом. Я от журналистов уже много натерпелся. Вы мне на счет положите три тысячи рублей, тогда я поговорю с вами.

— Почему такое особое отношение к журналистам?

— Ваши коллеги мне помогли сюда забраться. Я смотрю, вам все время что-то от меня надо. Если так, помогайте теперь мне здесь выживать.

«Натерпевшегося» от иркутских репортеров «молоточника» Артема Ануфриева на остров Огненный в вологодской глуши привезли в январе, после того как Верховный суд отклонил просьбу о снисхождении. Здесь в камере на двоих ему предстоит провести всю жизнь. Сам же Ануфриев объяснивший в последнем слове на суде изуверства просто: «Не знаю, что на меня нашло», считает, что никак этого не заслуживает. А ведь от одного только описания убийств присутствующие на суде падали в обморок.

— Стоит ли то, что вы сделали, пребывания здесь?

— Нет, не стоит.

— За какое преступление попали сюда?

— Согласно приговору, из-за шести 105-х (убийство. – Прим. ред.) и восьми покушений.

 Вы со своим наказанием согласны?

— Нет.

Ануфриев мнит себя сверхчеловеком. Их с Лыткиным группа в соцсетях называлась «Мы боги, мы решаем, кому жить, кому умирать», поэтому и наказание для себя считает слишком суровым. В тюрьме академовский маньяк создает новую легенду (чтобы, видимо, скучно не жилось) и вполне успешно: заурядный выпускник 19-й школы с троечным аттестатом в пересказе местных надзирателей вдруг стал пай-мальчиком и золотым медалистом, который ни с того ни с сего взялся за биту и полгода держал в страхе огромный микрорайон.

— Чем вы занимаетесь здесь?

— Пишу, читаю.

— Что пишите?

— Книгу!

Книга, вполне возможно, будет бестселлером, если окажется автобиографической. Томики злодеев «о себе любимых» обычно читают, чтобы попытаться понять, как обычный человек становится беспощадным убийцей с идеями сверхчеловека. Для создания шедевра у Ануфриева есть время — вся жизнь.

ХРОНИКА CОБЫТИЙ

14 ноября 2010 года в Академгородке неизвестные (потом выяснилось, что это Ануфриев и Лыткин – прим. ред.) напали на девушку с молотком. Били до тех пор, пока она притворилась мертвой.

25 ноября 2010 года еще одно нападение – на женщину. Своим криком она спугнула маньяков, которые успели отобрать у нее сумочку.

1 декабря 2010 года 12-летний Даниил Семенов катался на горке недалеко от Академгородка. Ануфриев и Лыткин подкараулили мальчика и избили его битой и киянкой. Эксперты скажут: мальчик неудачно въехал на снегокате в дерево.

16 декабря 2010 года еще одно убийство — 69-летней Ольги Пирог, научного сотрудника НИИ солнечной и земной физики.

29 декабря 2010 года напали на женщину в Академгородке. Убийц спугнули. Молоточники забрали у нее сумку, которую потом выбросили. В тот же день, огорчившись неудачей, они пошли искать новых жертв — ими стали женщину с ребенком лет шести. Девочка успела выбежать на дорогу и позвать на помощь.

В ночь на 1 января 2011 года отморозки убили бездомного. Его личность до сих пор не установили.

30 января молоточники напали на подвыпившего студента, возвращавшегося домой из ночного клуба.

3 февраля пожилую женщину привезли с открытой черепно-мозговой травмой в больницу.

21 февраля 2011 года жестокое убийство прохожего…

Февраль 2011 года. В Академгородке начинается паника. Дочь очередной пострадавшей стала клеить листовки: «У нас маньяк! Будьте бдительны!».

11 марта еще одно зверское убийство прохожего.

Март 2011 года. В Академгородке создается народная дружина. Патруль круглосуточно дежурил на улицах округа.

3 апреля возле НИИ нашли тело бездомной женщины – ее тело было обезображено;

5-го апреля дружинникам позвонил дядя Лыткина и сдал своего племянника. У него он нашел флэшку с жестоким видео. В этот же день маньяков задержали.

Последнее слово Артема Ануфриева:
«Моя вина не доказана»

— Благодаря СМИ на мне теперь пятно, от которого не отмыться. Мой дед — ветеран ВОВ, а меня называют фашистом — тем, от кого он нас защищал. Материалами дела моя вина не доказана. Я признаю себя виновным только в убийстве Ольги Пирог (прим. ред. научный сотрудник Института солнечно-земной физики), а также в глумлении над трупом, но только в том, что снимал это на камеру. Во всех остальных преступлениях не участвовал. Как это не глупо звучит, но я сам не понимаю, почему я это сделал. Не знаю, что на меня нашло. Искренне соболезную. Считаю, что нет таких людей нашего возраста, которых нельзя было исправить. Исправить можно любого человека в любом возрасте. Было бы желание. У меня это желание есть.

КП