Кто прав? Трофим Лысенко или Николай Вавилов?

Кто прав? Трофим Лысенко или Николай Вавилов?

В современном обществе благодаря многочисленным статьям в перестроечном «Огоньке» и фильму «Белые одежды», поставленному по одноименному роману Дудинцева, устоялось мнение, что Вавилов был генетик, а Лысенко – гонитель генетики. Однако это утверждение не имеет никакого отношения к правде.

А правда в том, что и тот и другой были генетиками.

И Лысенко, и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретенных свойств.
Вавилов считал, что приобретенные свойства не наследуются и геном остается неизменным на протяжении всей истории своего существования. В этом он опирался на работы Вейсмана и Моргана (отсюда «вейсманисты-морганисты»). Лысенко же напротив утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретенные свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.
Собственно, спор между «вейсманистами» и «неодарвинистами» был сугубо академическим. И это не был спор генетики с антигенетикой, это был спор между двумя направлениями в генетике.

Да, были неприятности у вейсманистов, только вовсе не потому что они были генетиками, а совсем по иной причине: сначала растрата государственных денег, а затем попытка наезда на своих научных оппонентов с привлечением зарубежных коллег. И сам конфликт в ВАСХНИЛ был спровоцирован именно ими, путем доносов. В то время, как современные научные исследования полностью подтвердили правоту Лысенко и ошибочность взглядов Вавилова. Геном действительно изменяется. И самое интересное, что это не имело никакого отношения судьбам этих двух ученых.

Вот, к примеру, что пишет Л.А. Животовский, сотрудник Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН:
«Итак, единственное, что остается по обсуждаемой проблеме – это назвать вещи своими именами. А именно, гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретенных признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок/ДНК/РНК, модификацию хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству». (Животовский Л.А. Наследование приобретенных признаков: Ламарк был прав. Химия и жизнь, 2003. № 4. стр. 22–26.).

Но вернемся к Трофиму Лысенко. За внедрение метода посадки картофеля верхушками клубней 22 марта 1943 г. ему была присуждена Сталинская премия первой степени. Он предложил следующее: использовать для посадки только глазки, в то время, как остальной картофель можно было съесть. Можете себе представить, что это значило в те голодные годы. Этот метод помог продовольственному обеспечению страны. То ли от одного клубня получить один куст картошки, то ли четыре-пять кустов. Есть разница?

В 1936 году Лысенко разработал способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника и этот агротехнический приём, увеличивающий урожайность хлопка, во всем мире до сих пор применяется повсеместно. Кстати, изобретение лесополос тоже на его совести. Они до сих пор защищают посевы от суховеев.

Вот почему 10 сентября 1945 года Лысенко награждают очередным орденом Ленина «за успешное выполнение задания правительства в условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием».

Слово наркому и министру сельского хозяйства СССР И.А. Бенедиктову: «…Ведь это факт, что на основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-14», хлопчатник «Одесский-1», разработан ряд агротехнических приемов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность «Безостая-1», «Аврора», «Кавказ».
(Бенедиктов И.А. О Сталине и Хрущеве. Молодая гвардия. 1989. № 4.).

Ну, и конечно, знаменитая «яровизация пшеницы». Для своего времени это была инновационная технология, позволившая значительно увеличить производство зерна и с успехом применявшаяся в течение двадцати лет. Почему же в конечном итоге от нее отказались? А очень просто, по причине «чрезмерной трудоемкости». Любая технология когда-нибудь устаревает. Это совершенно нормально. Она делает свое дело и уходит, уступая место новым, боле современным технологиям. И не случайно в 1932 году Вавилов бросился в США докладывать на Международном конгрессе по проблемам генетики и селекции о новом революционном методе – яровизации:

«Замечательное открытие, недавно сделанное Т.Д. Лысенко в Одессе, открывает новые громадные возможности для селекционеров и генетиков… Это открытие позволяет нам использовать в нашем климате тропические и субтропические разновидности».
(Н. И. Вавилов, США, VI Международный генетический конгресс, 1932 г.).

Никто не говорит, что Вавилов был плохим человеком. Вовсе не за это он был арестован и посажен в тюрьму (а вовсе не расстрелян, как полагают некоторые). Проблема Вавилова была не в том, что он был генетиком (Лысенко тоже был генетиком, и это не помешало ему получить восемь орденов Ленина). И даже не в том, то он был неправ (в 1940-м это было еще не очевидно). Проблема была в нецелевом использовании государственных денег. Фактически процессы против генетиков начались с того, что были не выполнены заявленные группой Серебровского-Вавилова планы по выведению новых сортов в пятилетку 1932 – 1937 года.

Доносы на Вавилова поступали с начала 1930-х, никто им значения не придавал, подождем – посмотрим. В 1940-м стали спрашивать. Если на вложенный рубль принес, грубо говоря, три – молодец, получи орден.

У Лысенко с этим проблем не возникло, за то и ордена. Получил новые сорта, разработал технологии, внедрил, вполне понятный, подсчитанный экономический эффект. Достижения Лысенко – результат эффективной работы научного аппарата в кризисные периоды при решении важнейших народнохозяйственных задач. А у Вавилова возникли проблемы. Деньги потрачены, а отдачи никакой. Ни рубля. Ничего. То есть совсем ничего, кроме наблюдений за мушкой дрозофилой. Это конечно хорошо, но это вовсе не то, на что выделялись деньги.

20 ноября 1939 года Сталин, наконец, спросил: «Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками, василёчками и другими ботаническими финтифлюшками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?».

А ведь Трофим Лысенко говорил об этом, неоднократно, уговаривал, увещевал: «Я неоднократно заявлял генетикам-менделистам: давайте не спорить, все равно менделистом я не стану. Дело не в спорах, а давайте дружно работать по строго научно разработанному плану. Давайте брать определенные проблемы, получать заказы от НКЗ СССР и научно их выполнять. Пути, при выполнении той или иной практически важной научной работы, можно обсуждать, можно даже по поводу этих путей спорить, но спорить не беспредметно».
(«Под знаменем марксизма», №11, 1939 г.).

Беда Вавилова была в несвоевременности. В каких-нибудь 1970-х годах он бы прекрасно получал премии и звания. Но для того чтобы финансировать сугубо теоретическую науку, без практической отдачи, требуются исключительно благоприятные условия, это мало кому по карману. Ни в 1930-х, ни в 1940-х таких условий конечно не было.

А самое интересное во всем этом знаете что? В то время, как соратники Вавилова во всю его топили, чтобы самим не утонуть, именно Лысенко отказался подписать на него показания. И он был единственным. Вот показания Лысенко:

«На заданный мне вопрос, что мне известно о вредительской деятельности Н.И. Вавилова по уничтожению коллекции семян в ВИРе, отвечаю: Мне известно, что академик Н.И. Вавилов собирал эту коллекцию. О том, что он уничтожал эту коллекцию, мне ничего не известно».

Из интервью И.А. Бенедиктова: «Когда арестовали Вавилова, его ближайшие сторонники и «друзья», выгораживая себя, один за другим стали подтверждать «вредительскую» версию следователя. Лысенко же, к тому времени разошедшийся с Вавиловым в научных позициях, наотрез отказался сделать это и подтвердил свой отказ письменно. А ведь за пособничество «врагам народа» в тот период могли пострадать люди куда с более высоким положением, чем Лысенко, что он, конечно же, прекрасно знал …».
(Бенедиктов И.А. О Сталине и Хрущеве. Молодая гвардия. 1989. № 4.).

Вот такая история. Правы, конечно, были оба. Просто одна правда была совершенно не ко времени.

Владимир ГЛИНСКИЙ.


Вот часть работ, которыми занимался Лысенко:
1922г.—вывел новый ранний сорт томатов №17
1929—получен высокий урожай пшеницы 70 пудов с пол гектара
1935—вывел новый сорт пшеницы Лютенсцес 1163
1936—разработал способ чеканки хлопчатника
1939—разработал новую агротехнику просса, позволившим увеличить урожай до 15 центнеров с га
1940—яровизация дала 15 миллионов центнеров доб. урожая
1941-43—научные разработки посадки картофеля, позволивший поднять урожай во время ВОВ.
1947—доказано превращение твёрдых сортов пшеницы в мягкие

Очередной восхвалитель Н. Вавилова, корреспондент Елена Мухачева, говорит: Про Сибирь, агропотенциал которой в пять раз хуже краснодарского, Вавилов говорил – край не хлебный. Но каждая четвертая российская булка сегодня — из нашего зерна. Вот ею бы удивили классика, говорят ученые.  (http://novosibirsk.rfn.ru ). Однако, о том, как в Сибири появилась пшеница, Мухачева почему то умалчивает. А все дело в том, что Лысенко данный факт, совершенно не удивил, т.к. именно его трудами и началось выращивание пшеницы в суровых сибирских климатах.

Есть ещё интересное интервью Бенедиктова, который был министром сельского хозяйства и при Сталине, и при Хрущеве, т.к работал вместе с Трофимом Лысенко:

«Ведь это факт, что на основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-14», хлопчатник «Одесский-1», разработан ряд агротехнических приемов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность «Безостая-1», «Аврора», «Кавказ». Что бы ни говорили «критики» Лысенко, в зерновом клине страны и по сей день преобладают сельскохозяйственные культуры, выведенные его сторонниками и учениками».

А вот перечисления заслуг Трофима Лысенко, перечисленные на знаменитом заседании ВАСХИЛ в августе 1948 года, которые в своём докладе озвучил академик С.Ф. Демидов(надо сказать, что критики Лысенко, иногда любят говорить о том, что данный академик не существовал, что лишний раз подчёркивает их не знания предмета и умения изучать материалы):

1. Яровизация зерновых культур, позволяющая продвинуть ценные сорта яровой пшеницы в более северные районы и обеспечивающая значительную прибавку урожая… В 1940 г. Посевы яровизированными семенами были произведены на площади 13 млн. га. …

2. Летние посадки картофеля, обеспечивающие прекращение вырождения посадочного материала в южных районах. Площади их достигают сотен тысяч гектаров…

3. … под руководством ак. Лысенко выведен сорт озимой пшеницы Одесская 3, он превышает по урожайности стандартные сорта на 3-4 ц с гектара, является морозостойким и одновременно засухоустойчивым. Выведен сорт ярового ячменя Одесский 9. Сорт хлопчатника Одесский 1 является по существу основным сортом новых районов хлопководства. Академик Лысенко сыграл большую роль в разработке научных основ семеноводства в стране.

4. Мероприятия по укреплению собственной сырьевой базы для производства натурального каучука…

5. Широкое производственное освоение мероприятий по повышению урожайности проса… обеспечило получение урожайности проса свыше 15 ц с гектара.

6. Чеканка хлопчатника, применяющаяся теперь на площади 85-90% всех посевов хлопчатника и обеспечивающая … увеличение доморозного сбора лучших сортов хлопчатника на 10-20%.

7. Академиком Лысенко в годы Великой Отечественной войны внесены предложения по обеспечению повышения всхожести семян зерновых культур в восточных районах СССР. Внедрение этих предложений позволило колхозам и совхозам Сибири значительно увеличить собственные ресурсы семян и повысить урожайность.

8. Представителями мичуринского направления в биологической науке разработан и практически широко распространён такой эффективный приём селекционной работы, как внутрисортовые и межсортовые скрещивания, методы браковки в селекционном процессе и сознательного подбора родительских пар.

9. В соответствии с решениями февральского Пленума ЦК ВКП(б) в степных районах юга в настоящее время широко внедряются летние посевы люцерны в чистом пару, что быстро обеспечивает значительное увеличение урожаев семян этой культуры, столь необходимых для освоения правильных травопольных севооборотов.

10. В годы войны академиком Т. Д. Лысенко были разработаны и широко внедрены в практику колхозов и совхозов лучшие сроки сева и уборки зерновых культур в Сибири, а также такие важные мероприятия, как мероприятия по борьбе со свекловичным долгоносиком; использование верхушек клубней картофеля в качестве посадочного материала, что значительно увеличило семенные ресурсы этой культуры; биологический метод борьбы с вредителями и др. Академик Т. Д. Лысенко успешно разрабатывает вопрос о внедрении в земледелие СССР ветвистой пшеницы, а также вопросы о разведении лесов в степных районах. Одной из основных особенностей академика Лысенко является его повседневная связь с колхозами и совхозами, привлечение к научным исследованиям большого коллектива передовиков сельского хозяйства и быстрое внедрение научных достижений в сельскохозяйственное производство.

Это только краткий перечень достижений великого селекционера. Обратите внимание на характерную деталь: «повышение доморозного (то есть самого качественного – С.М.) сбора лучших сортов хлопка на 10-20%» и представьте себе, какую выгоду это дало в масштабах такой страны, как СССР. Одно это только «тянет» на Государственную Премию, а это идет в списке «всего лишь» под №6, а что выделено особо – повышение урожайности пшеницы и картофеля. Значение этого людям, пережившим Войну объяснять было не надо. Только представьте, сколько сотен тысяч, а то и миллионов наших соотечественников спасли в Войну от голодной смерти работы Лысенко.

Существует и ещё одно забытое предложение Лысенко—это знаменитые лесные посадки, которые можно видеть во многих уголках России. Это все тот же Лысенко. Во втором номере «Агробиологии» за 1952 год есть и его интересная статья о гнездовых посевах дубов. Найти её можно и в Интернете: http://lysenkoism.narod.ru/lles.htm

А сколько трудов Лысенко оказалось забыто и вновь создано другими людьми, которые получали за это Нобелевские премии, но ещё больше его трудов ждёт своих последователей.

Вместо заключения.

Современным создателям мифов не мешало бы немного узнать о том, кем же все таки был Николай Вавилов. Берём Малую Советскую Энциклопедию за 1938 год: ВАВИЛОВ, Николай Иванович (р. 1887) -агроном-ботаник, директор Всесоюзного ин-та растениеводства (в Ленинграде), член Академии наук СССР, вице-президент Всесоюзной академии с.-х. наук им. Ленина. Работает преимущ. по изучению и улучшению (селекции) сортов полезных растений, гл. обр. хлебных злаков Союза ССР, и по выяснению центров происхождения культурных растений. Организовал в широком масштабе опыты по культурам их в разных районах Советского Союза. Предпринимал ряд экспедиций в центры происхождения культурных растений (Палестину, Абиссинию, Афганистан, Америку и др.). Получил премию им. Ленина».

Внимательно прочитайте эту статью и припомните хоть один результативный труд  по агрономии или ботаники Николая Вавилова ? Не можете. А я могу: безымянный гибрид.

Много ли вывел институт растениеводства под руководством Вавилова? Нет. Это признают даже его восхвалители, например член-корреспондент РАН, сотрудник Института общей генетики, профессор Илья Артемьевич Захаров-Гезехусно не может назвать, то, что сделал Вавилов, за исключением помощи США с помощью его коллекции.

Кстати, касаемо коллекции. Ныне она считается бесценной. Но дорога ложка к обеду. Деньги на экспедиции Вавилова выделяли из народного хозяйства в голодное время с экспорта хлеба. Про это восхвалители почему то помалкивают. Может стоить продать её по рыночным ценам и раздать деньги жертвам голода 1933 года?

А вот, что пишет та же МСЭ о Лысенко: ЛЫСЕНКО, Трофим Денисович (р. 1898) — ученый-селекционер. Род. в семье крестьянина. В 1925 окончил Киевский сельскохозяйственный институт. Разработал теорию стадийного развития растений. На основе этой теории разработан агротехнический прием яровизации озимых и яровых зерновых, картофеля и др. культур, к-рый получил широкое применение в практике колхозов и совхозов как повышающий урожай.»

Думаю здесь всё понятно.

P.S.  Я специально не стал касаться дела Вавилова и «письмо 300», с которого, началась травля Лысенко. Во-первых дело существует в открытом доступе не полностью, но то что есть показывает, что ни о какой генетики роль не шла. А «письмо трёхсот», на которое так любят ссылать противники Лысенко — есть коллективная жалоба, подписанная учёными, профессии которых, ни как не связаны с агрономией. Но это даже и хорошо, предвидя критику данной статьи, я смогу с гордостью ответить: «Почему математикам можно критиковать агронома, а мне, дилетанту, запрещается критиковать генетика?»