Интервью
Интервью Николая Ускова после увольнения с поста главреда Forbes

Интервью Николая Ускова после увольнения с поста главреда Forbes

— Кажется, вы первый главный редактор федерального издания, уволенный за прогулы.

— Я сознательно пошел на эскалацию отношений, чтобы привлечь к этому событию внимание. Естественно, я не согласен с мотивировкой. Я был на передачах «Эха Москвы», в программе «Особое мнение» в те дни, которые мне инкриминируются в качестве прогулов. Более того — эта [формулировка] противоречит и моему job description [должностным обязанностям], и бог весть еще какому количеству документов. И я буду ее обжаловать [в суде]. Этот эпизод борьбы Александра Федотова с редакцией Forbes — не первая уже попытка подчинить журнал интересам своего бизнеса.

— Далеко не первая. Уже тогда, когда вы приходили в журнал, многие говорили, что Федотов давит на редакцию.

— Вы знаете, Федотов в тот момент, как мне показалось, формально исходил из того, что редакция должна действовать автономно. Но постепенно истинные его намерения стали очевидны — и ситуация стала меняться.

— Ваш предшественник Эльмар Муртазаев ушел именно из-за давления на редакцию. Разве вы этого не знали?

— Эльмар Муртазаев не делал никаких публичных заявлений на эту тему. Я не хочу повторять его ошибку, я хочу все публичные заявления сделать. Мне бояться нечего, своей работой я горжусь. Нет оснований считать, что я плохо выполнял свои обязанности. А вот собственнику есть о чем задуматься.

— Федотов вам действительно предлагал большие деньги за молчание?

— Если быть точным, это девять зарплат. В районе 100 тысяч долларов. Я отказался от этих денег.

— В какой момент он перешел черту? Когда начался ваш конфликт?

— Вы знаете про историю с зарплатой Костина в рейтинге зарплат топ-менеджеров? Это был большой, громкий скандал, который случился в мое отсутствие. Я был в отпуске — и он [Федотов], надавив на Колю Мазурина, моего заместителя, убрал эту зарплату. Об этом хорошо известно.

— Вы тогда говорили, что это было именно ваше решение и что вы просто «ограничились объективной цифрой».

 — У меня имеется жесткое письмо в адрес Федотова, которое я ему отправил по почте. Но официально я надеялся, что мы каким-то образом дело склеим. Потом ничего не склеилось, были попытки изменить устав редакции и другие вещи, о которых я еще расскажу.

— Тем не менее вы были тем человеком, который все опровергал и говорил, что никакого давления нет.

— Как вы себе представляете эту ситуацию, если бы я тогда сказал, что есть давление? Я бы подставил Мазурина. Это была бы хорошая ситуация? Мазурин — человек, который отдал столько лет журналу Forbes, — совершил одну ошибку, и я сейчас начну говорить — «какой кошмар, какой ужас»?

— Получается, что вы его подставляете сейчас.

— Ну вы знаете, сейчас у меня уже выбора нет. Я уже, как вы понимаете, пошел на какие-то жертвы.

— Сейчас рейтинг, в котором фигурировал Костин, вообще исчезиз Forbes. Это решение Федотова?

— Нет, это уже решение команды. Мы решили, что под давлением делать рейтинг не в состоянии и не хотим. Здесь была чисто борьба за то, кто контролирует журнал — редакция или учредитель. Действует ли наш устав, который был подписан предыдущими главными редакторами, или не действует.

— История с ВТБ случилась полтора года назад. А дальше?

— Это была серия историй. У нас стали совсем нерабочие отношения. Ни я, ни редакция не хотели идти на компромиссы. Рано или поздно это должно было закончиться моим увольнением.

— Николай Мазурин был на вашей стороне в этих конфликтах?

— Безусловно, абсолютно. Мы всегда были вместе.

— Теперь он стал главным редактором. По идее, у него должны быть те же вопросы к Федотову, что и у вас.

— Мне трудно говорить за Колю. Думаю, что проблемы у него будут примерно такие же, как и у меня.

— Почему вы решились на открытый конфликт именно сейчас? Год назад всем было очевидно, что есть давление. Было письмо Федотову от редакции. Елену Зубову уволили, она судилась с Федотовым. Вы ее никак не поддержали.

— Год назад был очень жесткий разговор, но каким-то образом мы сумели договориться. Сейчас, по-видимому, терпение у Федотова кончилось. Понимаете, собственник ожидает, что главный редактор будет помогать ему делать материалы, которые будут, как он выражается, «соответствовать интересам бизнеса». Главный редактор систематически отказывается, брюзжит, пишет какие-то письма, жалуется, что зарплату платят несвоевременно, что фрилансерам не платят, говорит, что сейчас мы остановим производство журнала, и так далее. Все это начинает раздражать. Это как снежный ком.

— А что с зарплатами?

— С марта начались проблемы. В мае ситуация стала улучшаться. Сейчас задолженность по зарплатам не очень большая, но есть. Но ситуация с гонорарами, с медицинской страховкой катастрофическая. Гонорары не выплачены с января, страховки нет с конца апреля, существуют долги типографии, насколько я знаю.

— Ожидаете, что кто-то уйдет за вами?

— Я, честно говоря, против всех этих исходов. Вообще Федотов не является создателем этого журнала, он всего лишь владелец лицензии. Лицензия у него скоро закончится. Может, ее вообще отнимут.

— Вы пробовали выходить на владельцев бренда Forbes, на людей в США?

— Естественно, я информировал американцев, они в курсе происходящего.

— И как? Не отреагировали?

— Я не знаю, это не мое дело. Мое дело — рассказывать, что происходит в редакции. Устно они говорили о поддержке меня, но я так понимаю, что они не могут никаким образом меня поддержать. Они просто обеспокоены этой ситуацией — вот и все.

https://meduza.io/feature/2018/06/09/sobstvennik-ozhidaet-chto-glavnyy-redaktor-budet-emu-pomogat

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Интервью Дмитрия Глуховского "Новой газете". Полный текст
Обращение Начальника Центра подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина, летчика-космонавта, Героя Рос...
Станислав Белковский о докторе Глинке: "Она являлась пиарщиком войны на Донбассе". Видео
Дарья Комарова о Говорухине. Полный текст
."..И ЖОПА - СОЛОВЕЙ?". Артемий Троицкий о Сергее Доренко
Денис Евсюков доволен условиями пожизненного заключения
Интервью Дональда Трампа Fox News. Полный текст
Интервью Улицкой Дмитрию Гордону. Выпуск от 26.06.2018. Текст, видео
Семен Слепаков. «Стих про добро». Полный текст
Что сказал Петр Толстой о евреях, "черте оседлости" и передаче Исаакиевского собора
Статья Нью-Йорк Таймс о допинге российских олимпийцев. Полный текст перевода на русский язык
Преподаватель ВШЭ о том, почему его кафедра бойкотирует вуз, установивший мемориальную доску Сталину