Владимир Углев

Выводы Владимира Углева об отравлении Скрипалей

Уважаемые господа коллеги и представители СМИ.

Имея на сегодняшний день более полную, чем на раннем этапе, хотя во многом ещё не до конца ясную картину, а именно, описания состояния Скрипалей в момент их поступления в клинику, динамики их выздоровления, методы лечения, не имея полных данные по спектральному, массовому и элементному анализу вещества, которым они были поражены, тем ни менее я делаю следующие выводы:
1. Скрипали были отравлены А-234, впервые полученный мной в декабре 1975 года и о чём имеется Авторское Свидетельство СССР.

2. Они получили дозу в несколько раз меньшую, чем доза LD50, так как при получении доз близких к LD50 (LD50 — это доза, при которой в течении 24-ти часов погибает 50% подвергнутых воздействию ОВ). У подвергнутых воздействию А-234 в количестве близким к LD50 (скорее всего поступление А-234 в организм шло через кожу ладоней, если основной источник заражения ручка входной двери) в течении нескольких часов развивается тремор (дрожание), самопроизвольное мочеиспускание и дефекация. Описание подобной симптоматики у Скрипалей в прессе не описано, они тихо и мирно покоились на скамейке в парке Солсбери.

3. Если бы они получили дозу близкую к LD50, то они были бы не в состоянии не только выйти из дома, но и осуществить поход до лавочки в парке, а если бы успели выйти, то в судорогах лежали где-нибудь по пути к лавочке.
4. Учитывая столь длительное по времени воздействие А-234 на Скрипалей, применение каких бы то ни было реактиваторов и антидотов, даже если таковые имелись у британских медиков, бесполезно.

В заключении справка об одном из эксперте ОЗХО Уткине Антоне Юрьевиче: его отец — был начальником лаборатории № 5, в которой работала группа Кирпичёва П. П. и он имел допуск к нашим работам; мать была начальником лаборатории № 13, была подключена к нашим работам и имела допуск, брат Павел был сотрудником моей группы в лаборатории № 1 отдела С, начальником которой был Кирпичёв П. П., также имел допуск. Зятем Антона был директор ГСНИОХТ Петрунин В. А. И тот факт, что эксперт от России в ОЗХО вместо веществ, которые относятся к новейшей разработке СССР, подсовывает для обсуждения международной организации структуры Мирзаянова, описанные в его т.н. книге, говорит сам за себя.

Те рассуждения в многочисленных статьях с большим количеством букв, которые приводят господа эксперты Уткин А. Ю., Никулин, который даже запах т.н. «Новичок» знает, понюхал прекурсор и сделал такой вывод, уверяю вас — Чистый А-234 НЕ ИМЕЕТ ЗАПАХА, указывает на то, что представители России в международных организациях ООН и ОЗХО попросту говоря врали.

С уважением Владимир Углев. 13 апреля 2018 г. г. Анапа.

Мнение с форума.
http://www.dtic.mil/dtic/tr/fulltext/u2/a333126.pdf — Интервью Углева, стр. 18
handle.dtic.mil/100.2/ADA334160 — Интервью Железнякова, стр. 58

Прочитав внимательно интервью, отпадают всякие сомнения, вещества какого класса составляли основу программы фолиант (есть как бы два гуляющих в сети взгляда на этот вопрос). Один класс веществ, способы его получения и свойства широко описаны в доступной литературе. Другой же класс не освящается практически никак, кроме откровений Мирзаянова и доступных сведений по химии и токсикологии близких по строению веществ. Таких веществ немного, но тем не менее они есть. Это природный Анатоксин-а(s), и фосфинилимидаты, разработанные в середине прошлого века: фостиетан, фосфолан, мефосфолан, и, разумеется, Stauffer R-16661 и его аналоги.

Последние отличаются очень высокой токсичностью в том числе и накожной. Т.е. в сети я не нашел работ и даже упоминания таковых по N-фосфориламидинам и N-фосфорилгуанидинам. Ни отечественных, ни зарубежных. Т.к. молекулы подобных соединений достаточно просты, в том числе и по части их синтеза, то вывод один — работы были засекречены везде, где проводились. Изъятие (болваны!) формул из википедии, отсутствие таковых в списках конвенции по запрещению химического оружия только еще больше дополняют картинку. Также я согласен с Углевым, что российские и штатовские представители скорее всего договорились не включать некоторые классы веществ и их прекурсоров в конвенцию.

В любом случае введение амидиновой или гуанидиновой группы увеличивает сродство молекулы к рецептору, в данном случае активному центру холинэстеразы. Это справедливо как в случае реактиваторов, так и в случае ингибиторов. Протонируемый атом находится в оптимальном положении 3 относительно атома фосфора. -В.У. плюс высокая устойчивость к водному и основному гидролизу, аплодирую логической последовательности блоггера, если конечно он не является нашим с Кирпичёвым П.П. коллегой по работе.

Что касается антидота для Железнякова, то, скорее всего, это симптоматический антидот — холинолитик. Что-то типа амизила, апрофена, атропина, пиперидилбензилатов… Есть статья по старению ингибированной табуном холинэстеразы. Так вот реакция идет по механизму деаминирования. В случае фосфориламидинов скорее всего происходит тоже самое — быстрый гидролиз с отщеплением диалкиламида и аммиака и превращением фосфорильного остатка в нереактивируемый. -В.У. Насколько мне известно, все существовавшие на тот момент антидоты, только способствовали ухудшению состояния поражённого.

Судя по той скудной информации картины отравления мне видится, что токсин очень быстро проникает через ГЭБ в ЦНС, фосфорилирует холинэстеразу и фосфорилированный комплекс быстро, в течении нескольких минут, может быть часов подвергается реакции старения. Описанные симптомы прежде всего центрального характера. Т.к. даже современные реактиваторы вообще плохо проникают или вовсе не проникают через ГЭБ, то лечение невозможно или очень затруднено. Также, если реализуется прежде действие на ЦНС, неэффективна и премедикация пиридостигмином.

Теперь о боевой эффективности. Даже если среднесмертельные дозы этих веществ на уровне фосфорилтиохолинов (V-газов)то летучесть их выше. Програмка ChemSketch учит меня, что летучесть будет промежуточная между зоманом и VX, а это в свою очередь резко усилит долю ингаляционных поражений в сравнении с ви-газами. Плюс затруднительность лечения (как для случаев с зоманом) и составляют повышенную боевую эффективность. -В.У. Токсикологическая активность веществ из т.н. «Новичка» A-1972, B-1976, C-1976, D-1980 практически на уровне американского Vx и его советского аналога, по своим боевым же характеристикам A-1972, B-1976, C-1976, D-1980 эффективнее Vx до 10-ти раз.)

Ну и последнее, что можно предположить, это вероятный высокий потенциал по действию на нейропатическую эстеразу. Если это так, то ко всему предыдущему букету добавляются отставленные параличи. Из описания отравления Железнякова можно сделать и такой вывод (долго не мог ходить, осталась мышечная слабость рук). -В.У. Жизнедеятельность поражённого дозой по величине равной LD-50 приводит к серьёзным поражениям, в конечном счёте возможен летальный исход, или как минимум они останутся инвалидами.

 

Источник

Top