Как сообщалось, 8 февраля в Дейр-эз-Зоре в Сирии при американских авианалетах погибло некое количество россиян, которые, как считается, были наемниками, — возможно, десятки человек, возможно, две сотни. Кремль часто видит оскорбления там, где никаких преднамеренных оскорблений нет. Резонно было ожидать, что он рассвирепеет. Вместо этого он отмолчался, если не считать отрицания того, что в Дейр-эз-Зоре вообще находились российские солдаты.

Два месяца спустя президент Трамп приказал нанести авиаудары по местам, где в Сирии могли производить химическое оружие, и на этот раз Кремль устроил большое шоу. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в комментарии контролируемому «Хезбаллой» телеканалу «аль Манар» заявил, что любые американские ракеты, выпущенные в направлении Сирии, будут сбиты, а места их запуска станут мишенью.

Тему американской атаки в России активно освещали на телевидении, а затем российский Генеральный штаб сделал смехотворное заявление о том, что ПВО сбила 71 из 103 американских ракет. Все это стало прекрасной иллюстрацией «российской военной мощи», подготовленной для телезрителей.

Что же, все это оказалось ложью. Уже в самом начале Пентагон заявил, что 58 из 59 американских ракет достигли цели. На самом деле Россия следила за тем, чтобы не сбить американскую ракету, не говоря уже о том, чтобы потопить американский корабль.

10 мая, через месяц после той атаки, по словам министра обороны Израиля Авигдора Либермана, их силы только одним авиаударом уничтожили «почти всю иранскую инфраструктуру в Сирии». Среди уничтоженных объектов было пять иранских воздушных защитных систем с далеко не иранскими названиями — «Двина» и «Бук» — то есть именно те системы, которые, по словам генерала Рудского, так хорошо дали отпор американским ракетам.

Это было унизительное поражение, поэтому Кремль на него вообще не отреагировал. И это очень красноречиво. Израильтяне недавно заявили, что они не позволят Ирану превращать Сирию в «передовую военную базу», направленную против Израиля. Иными словами, эта страна никогда не была толерантна к присутствию Корпуса стражей исламской революции.

К сожалению для Кремля, присутствие этих корпусов в Сирии — это все, что удерживает режим Башара Асада на плаву. Если этот режим падет, это будет означать конец кремлевской игры и личное унижение Путина.

Так почему Кремль не протестует?

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху был единственным западным лидером, который приехал в Москву 9 мая. Кремлевская пропагандистская машина раскрутила это событие: в этот день каждый телеканал кричал: «Можем повторить». А в это время россияне шли в колоннах «Бессмертного полка» с фотографиями предков, воевавших во Второй мировой войне.

А Нетаньяху не только посетил Москву, но и прошел рядом с Путиным по Красной площади с портретом [Героя Советского Союза] Вольфа Виленского, еврея по национальности, который героически сражался на войне.

Это было всего за день до военного фиаско в Сирии, когда системы ПВО российского производство оказалиись неспособны ответить на израильскую атаку. Сейчас Израиль — это та редкая западная страна, которая до сих пор поддерживает дружеские отношения с Россией. Поэтому можем сделать вывод, что Нетаньяху использовал прогулку 9 мая, чтобы проинформировать Путина о предстоящем противостоянии с иранцами. И таким образом дал Путину возможность выбирать: оставаться друзьями или вступить в ад. Что ни говори, а он выбрал первое.

Все эти три события говорят о том, что несмотря на гнев, Путин стремится избегать любой прямой военной конфронтации с Западом. Он не хочет войны, которая, очень вероятно, не стала бы ни короткой, ни легкой. Что он хочет, так это телевизионную войну — компьютерную симуляцию — со всеми ее преимуществами в сфере связей с общественностью. Это фатальный недостаток любой стратегии, предусматривающей подтолкнуть Россию к противостоянию с Западом. Ты не можешь идти на войну, не будучи действительно к ней готовым.

Ликвидируя Рейнскую демилитаризованную зону, Гитлер преследовал экономические выгоды. В тот момент он не хотел войны, но затем хорошо подготовился к сражению, стоило только бросить ему вызов. И в случае с Гитлером, это был не блеф. А у Путина это блеф. Возможно, он мог бы пережить еще не один дейр-эз-зор, но он не может пережить сто дейр-эз-зоров. Его имидж сильного лидера развалился бы на куски. Поэтому на самом деле Западу не стоит бояться традиционного военного противостояния с Кремлем. Все как раз наоборот.