Открытое письмо театральной общественности, коллегам, зрителям от главного режиссера Санкт-Петербургского театра им.Ленсовета Юрия Бутусова.

Сегодня, 21 апреля 2017 года, я испытал шок. Событие почти рядовое — волей судьбы я оказался рядом со зданием театра «Сатирикон».

Это страшно, горько и больно. До слез. То, что сейчас находится на месте театра, напоминает здания, оставшиеся в Ленинграде после блокады. Здания театра нет. Оно мертво. Его убили. Нет ни дверей, ни окон. Все заросло бурьяном, бегают крысы… Здание Театра разрушается и, видимо, процесс этот не остановить. На наших глазах происходит убийство Театра. Это уже было в нашей истории — Камерный театр, театр Мейерхольда и сам Мейерхольд, и Таиров, и многие другие… Я пишу убийство, потому что иначе это назвать нельзя. Только так. Ходят слухи, что стройка заморожена, ведутся проверки, что есть финансовые, процедурные нарушения… не знаю… не хочу знать и не верю ни одному слову проверяющих — мы знаем их «правду»…

Здание театра, основанного великим Аркадием Райкиным, уничтожается бездействием, равнодушием, бесхозяйственностью и наплевательским отношением к тому, что составляет гордость и радость советской и российской культуры. То, что происходит с театром «Сатирикон», чудовищно. Погибает уникальный коллектив, возглавляемый выдающимся русским артистом Константином Райкиным, прекрасная, мощная труппа, из которой вышли артисты, режиссеры – без них невозможно представить современную театральную жизнь. Я близок к этому театру, хорошо знаю Константина Аркадьевича. Да, он может быть резок и нетерпим к хамству, безразличию, некомпетентности, заносчивости и высокомерию, но он не может врать, двурушничать и уж тем более воровать — это честнейший человек, отдающий свою жизнь театру, актерам, своей стране, в конце концов. Вся кампания травли театра, а речь, конечно, идёт уже не о нем лично, а о театре, унизительна и позорна для тех, кто это делает. Им, конечно, все равно, это понятно. «Одним бароном больше, одним меньше — какая разница», — так написал Чехов в «Трёх сёстрах».

Так не должно быть, не может так быть… Но идёт время, и может быть поздно — никто не молодеет, труппа должна работать… жить… делать новые спектакли… развиваться. К.А. мужественно, по-мужски борется за театр, за дело своей жизни, оставаясь самим собой. Он, конечно, не может иначе, это понятно.

Господа Начальники, остановитесь, просто станьте людьми, перестаньте «размахивать руками» — это тоже Чехов, — помогите Театру, и люди вспомнят вас добрым словом… Не надо жить ненавистью. Эта дорога никуда не ведёт. Как это ужасно, то, что происходит с нами. На этой, не существующей уже сцене, стоял великий русский артист Аркадий Райкин…

Top