Никита Михалков о Макаревиче

Некоторые стали обвинять вас в пиаре перед премьерой (фильма «Солнечный удар», который выйдет в мировой прокат 9 октября), когда вы начали публичные выяснения отношений с Макаревичем в своей программе по федеральному каналу.

— Это глупо. Мне трудно отвечать на глупости. А если бы не было картины? Знаете, мне пока что не Михалковнужно еще привлекать таким трудным способом внимание к своей картине. Что касается Макаревича: если ты говоришь, что ты выступаешь перед всеми, то почему ты отказываешься выступать перед ополченцами, говоря, мол «я им не симпатизирую». Сейчас открываются места захоронения по 400 человек уже без суда и следствия расстреляны и засыпаны песком. Если ты говоришь, что ты выступал перед детьми, то я приведу пример: Клавдия Шульженко приехала выступать в оккупированный Киев перед детьми, не перед фашистами, а именно перед детьми. Объяснение, что она выступает перед детьми, когда вокруг портреты Гитлера и свастики, — трудно себе представить.

Как считаете, зачем и почему Макаревич это сделал?

— Я не знаю. Думаю, что это не пиар. Я хочу верить, что это ошибка. Если он так думает, то мы думаем по-разному. Я высказал свое мнение. Мало того, что я люблю его творчество, так он еще и первый человек в моей жизни, у кого я взял авфтограф. Он так и написал на нем — «первый человек, кому я дал автограф». Он взрослый человек, зачем мне его учить. Все вместе взятое лишено самого главного — реального ощущения правды. Когда Макаревич говорит, что Крым — аннексия и нам нужно его отдать и только тогда мы будем цивилизованными людьми, —это недоумство. Мне было это смешно читать. Если это правда, то зачем тогда ему жить в этой стране? Какой смысл?

Top