Михаил Леонтьев о последнем слове Алексея Улюкаева

Настоящее Время попросило прокомментировать слова Улюкаева пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева.

— Алексей Улюкаев сегодня сказал последнее слово, и он произнес очень странную фразу про «неучтенку и «черную кассу» «Роснефти». Что такое «черная касса» «Роснефти»?

— Я не видел этой фразы. Слушайте, пусть Улюкаев занимается собственными проблемами. Верить человеку, который выдумывает басни про вино – ребят, давайте честнее относиться к ньюсмейкерам – взяточник, пойманный с поличным на месте и выдумавший через несколько месяцев какую-то абсолютно бредовую версию, рассказывает про какие-то «черные кассы».

Мы – абсолютно прозрачная публичная компания, мы систематически попадаем под огонь критики, и даже травли, потому что все наши расходы и все наши траты, все наши зарплаты и вознаграждения консолидированы, легальны и публичны.

Слушайте, вы помните, был такой хрен под названием Илларионов (Андрей Илларионов был советником президента России Владимира Путина с 2000 по 2005 годы – НВ), вот еще один ньюсмейкер, который рассказал, что Сечин украл с IPO полтора миллиарда долларов, положил себе в карман. Ну, ребят, вы понимаете, с кем имеете дело?

Я думаю, что Улюкаев, если так дальше пойдет, тоже превратится в городского сумасшедшего. Илларионов был советником президента по экономике, человеком, отличавшимся экзотическими взглядами, но бывшим психически адекватным.

Психически адекватный человек не может утверждать, что на IPO можно украсть полтора миллиарда, тот, кто понимает, что такое IPO, и как оно происходит, открытое размещение. Это касается и «черной кассы».

— Такие странные вопросы появляются, потому что есть некая недосказанность во время серьезного процесса.

— Нет никакой недосказанности.

— Я поясню. Недосказанность в том, откуда у Олега Феоктистова появились те самые 2 млн долларов для следственного эксперимента.

Откуда и каким образом ФСБ находит деньги на оперативные мероприятия, я не знаю. Это совсем не наша компетенция, и кого она просит помочь или не помочь. Я не думаю, что ФСБ реально имеет неограниченное количество свободного кэша, для того, чтобы любые, тем более такие масштабные [мероприятия проводить]. Это может в масштабе Улюкаева мало – были же претензии у господ журналистов, что это он так мало взял при такой большой сделке.

А Улюкаев брал не за сделку, и к сделке практически никакого отношения не имел. Он брал за исполнение своих служебных обязанностей, потому что привык. Я абсолютно уверен, что он не воспринимал это как взятку, но это его субъективное представление. Кому и кобыла невеста, как говорил Остап Ибрагимович.

— Сегодня все цитируют Ильфа и Петрова (в последнем слове Улюкаева также была отсылка к произведению этих авторов – НВ).

— Его всегда можно цитировать, это кладезь.

https://www.currenttime.tv/a/28903510.html

comments powered by HyperComments