Максим Шевченко о смерти Антона Носика

Максим Шевченко
Максим Шевченко

Умер Антон Носик. Все залито слезами и соплями скорби (и это свидетельствует о том, кому принадлежит так называемый «русский интернет»).
Как только не именуют Антона видные колумнисты и журналисты: великий, отец основатель, носитель свободы и так далее… живой журнал стал на время кладбищем, полным виртуальных венков и надгробий…
Надо признать, парадоксальный шарм в Носике был.

Покойный как-то сказал, что чем больше будет убито сирийских женщин и детей, тем лучше для Израиля, а, стало быть, и для Носика.
Живым сирийским женщинам и детям все-равно — жив или мертв Носик. А мертвым…
С мертвыми он теперь сам пусть разбирается. Или не разбирается.