Кто такой Аль-Багдади?

Аль-Багдади
Аль-Багдади

Часть 1

Подборка Наджиба Бен Абдель Кадера   @abounour2006

Абу Бакр Аль-Багдади личность реальная, однако, это всего лишь кличка или псевдоним. Это же касается и всего его окружения. Нет ни одного члена Совета Аль-Багдади, чья фамилия или имя были бы реальными.

А Аль-Багдади на 100% иракцы. Никакая другая национальность не приемлется, т.к. он не верит никому.

Число членов Военного Совета Аль-Багдади то увеличивается, то уменьшается, колеблясь от 8 до 13 человек.

Во главе Военного Совета Аль-Багдади стоят три человека из бывших военнослужащих армии Саддама, бывших баасистов. Главным из них является полковник ГШ Хаджи Бакр – офицер баасистской армии Саддама.

Кто такой Хаджи Бакр? Каковы его отношения с Аль-Багдади и когда они начались?

Твиты от 14.12.2013

Как уже упоминалось, во главе Военного Совета Аль-Багдади стоят три человека, главным из которых является бывший офицер-баасист, полковник ГШ по имени Хаджи Бакр. Полковник Хаджи Бакр примкнул к государству Ирак в то время, когда государство Ирак возглавлял Абу Омар Аль-Багдади. Хаджи Бакр был в то время простым членом военной организации, предложившим свои услуги в военной области, свой опыт службы в баасистской армии организации Аль-Багдади. Полковник Хаджи был известен своей верностью партии БААС. Он явился самым высокопоставленным военачальником в ближайшем окружении Абу Омара Аль-Багдади, с которым ранее не был знаком. Однако, через посредников, связанных с Абу Омаром Аль-Багдади и Абу Хафсом Аль-Мухаджером, он был принят в ближний круг, с условием, что свяжет организацию с руководством армии и предоставит о ней ценную информацию.

Полковник ГШ был приближен к руководству государства Ирак в качестве военного советника при Абу Омаре Аль-Багдади и Абу Хафсе Аль-Мухаджере. Полковник ГШ Хаджи Бакр предоставил руководству информацию и планы военного характера и, через средства связи связал его с бывшим военном руководством партии БААС. Руководство государства Ирак все больше и больше приближало к себе полковника Хаджи, всего за несколько недель разглядев в нем существенный кладезь военного и управленческого опыта. Странно то, что нынешний руководитель Абу Бакр Аль-Багдади тогда еще не был членом руководства организации, таким как Абу Омар Аль-Багдади. До самой гибели последнего Абу Бакр Аль-Багдади был членом организации не входящим в ее руководство. Он проживал на западе Ирака, а конкретнее – в провинции Аль-Анбар, а еще точнее — в Феллудже.

Хаджи Бакр оставался в составе руководства в качестве советника Аль-Багдади и Аль-Мухаджера около 50-ти дней, когда с государством Ирак произошла катастрофа – от попадания снаряда погибли как Аль-Багдади, так и Аль-Мухаджер. Полковник Хаджи Бакр при этом не пострадал. В один момент погибли оба руководителя, являвшиеся крупнейшими и самыми выдающимися руководителями государства Ирак. Места руководителей оказались вакантными. Тогда всеми Хаджи был оценен по достоинству. У Хаджи Бакра был друг – полковник по имени Мазин Нахир. Хаджи Бакр часто навещал в его сопровождении Абу Омара Аль-Багдади, то представляя Мазина в качестве сотрудничающего с организацией неофициального ее члена, то, как доверенного агента, внедряемого в ряды сторонников режима, которому не хотелось бы засвечиваться ни в составе руководства организации, ни на его заседаниях после убийства двух руководителей. Полковник Хаджи Бакр сообщил своим приближенным и руководству организации, что он присягнул новому эмиру государства Ирак Абу Бакру Аль-Багдади. Это известие стало для всех неожиданностью.

Приложение: Абу Хамза Аль-Мухаджер, сопровождавший Абу Омара Аль-Багдади – это египтянин по имени Абдель Муным Аззеддин Бадауви, последними двумя кличками которого, до присоединения его к Аль-Багдади, (Абу Омару) были: 1) Абу Аййюб; 2) Абу Хафс.

Твиты от 15.12.2013

Когда, в ходе специальной встречи, спустя один час после гибели руководителя Аль-Багдади (Первого) и Аль-Мухаджера, полковник Абу Бакр предложил Абу Бакру Аль-Багдади стать эмиром и Абу Бакр высказал ему свои опасения, полковник Хаджи Бакр успокоил его, пообещав помощь и поддержку с тыла, что обрадовало как самого Аль-Багдади, так и тех из его приближения, кто был с ним рядом с самого начала его руководящей деятельности.

Начался новый этап в истории государства Ирак, называемый периодом двойного руководства – один руководитель, Абу Бакр Аль-Багдади – на виду, и теневой руководитель – полковник ГШ Хаджи Бакр. Деятельность государства Ирак стала протекать в атмосфере страха перед наличием в государстве (организации) человека, наделенного чрезвычайными полномочиями – Хаджи Бакра, очень приближенного к эмиру. Образ безбородого полковника, всегда находящегося по правую руку от Абу Бакра Аль-Багдади, вызывал недопонимание среди членов государства (организации), что почувствовали оба руководителя, и Аль-Багдади, и полковник.

Полковник с первых недель стал отращивать бороду и менять свой имидж и манеру общения. Ни у кого из членов организации не возникло никаких вопросов к руководству, поскольку вопрос – это сомнение, а сомнение – это раскол в рядах, который так или иначе может привести к кровопролитию и ликвидации организации. Никто из членов организации не знал полковника до пришествия к руководству ею Абу Бакра Аль-Багдади. Спустя около двух месяцев, полковник Хаджи Бакр стал проводить специальные встречи с Абу Бакром Аль-Багдади с целью подготовки структуры нового государства. Первой их договоренностью стало создание двух аппаратов: аппарата по предупреждению раскола в государстве и охране его изнутри путем создания подразделений безопасности, ликвидирующих всех, кто представляет опасность существованию организации, и, аппарата, обеспечивающего поступление государству материальных ресурсов.

Первое: аппарат безопасности.

Первыми шагами по обеспечению безопасности стало то, что полковник ГШ Хаджи Бакр рекомендовал парадному руководителю Абу Бакру Аль-Багдади избегать личных встреч с руководителями региональных подразделений с тем, чтобы не быть подверженным их влияниям или указаниям, а доводить до них распоряжения эмира через руководство сформированного полковником Консультативного Совета. Впоследствии полковник Хаджи Бакр стал для Абу Бакра Аль-Багдади необходимым человеком, с которым он никогда не расставался, стал как бы его личным министром, реально теневым руководителем организации.

Полковник Хаджи Бакр
Полковник Хаджи Бакр

Вторым шагом по созданию органа безопасности стало формирование разрозненных подразделений, занимающихся ликвидацией и тайными убийствами, сформированных полковником изначально в составе 20 человек, а затем, в течение нескольких месяцев, доведенным до ста человек.

Приказы для этих подразделений исходили только непосредственно от высшего руководства. Они не были подчинены никому из региональных эмиров. Отбор личного состава в них происходил на основании личных знакомств полковника из числа его особо доверенных коллег по бывшей его деятельности при рухнувшем иракском баасистском режиме. Задачей этих подразделений была тайная ликвидация подозреваемых в раскольнической деятельности или противодействии Государству Ирака, вплоть до ликвидации полевых командиров и шариатских судей.

При этом, приказы об их ликвидации не проходили через организационные структуры руководителей государства, минуя их. Во главе этих подразделений полковник поставил своего бывшего коллегу – бывшего офицера по имени Абу Савфан Рифаи. Абу Бакр Аль-Багдади почувствовал себя в безопасности и воспылал чувством благодарности к полковнику Хаджи Бакру. Он стал считать его необходимым ему человеком. Абу Бакр Аль-Багдади почувствовал даже, что он не может оставаться руководителем организации без полковника Хаджи Бакра, который, благодаря своему опыту армейской службы, исполняет обязанности министра обороны и руководителя служб безопасности.

Второе: 

Государством Ирак, под руководством его бывшего лидера Абу Омара Аль-Багдади, были осуществлены серьезные шаги по привлечению крупных финансовых ресурсов, основанных на:

1)   Конфискации финансовых ресурсов всех шиитов, христианских меньшинств, друзов, а также всех сотрудничающих с режимом Асада, даже из числа суннитов;

2)   Присвоении государственных нефтяных месторождений, государственных энергетических и топливных объектов, предприятий и любых финансовых ресурсов;

3)   Всех компаний, имеющих контракты с правящим режимом, будь то компании по техническому обслуживанию, компании жилищно-коммунального хозяйства, АЗС, предприятия связи. Все они были сочтены партнерами правящего режима. В адрес владельцев тех из них, которые не удалось полностью подчинить своему контролю, поступали угрозы убийства и подрыва объектов компании или принадлежащих им магазинов в случае их отказа выплачивать ежемесячный налог. И они его выплачивали, опасаясь за свою собственность.

4)   На протяженных наземных магистралях были размещены блокпосты, взимавшие плату с водителей большегрузных автомобилей, достигавшую иногда суммы в 200 долларов США.

У государства Ирак под руководством Абу Бакра и полковника сосредоточились очень значительные финансовые ресурсы, за счет чего был увеличен размер заработной платы и выплат за участие в боевых действиях. С возрастанием финансовых возможностей среди иракцев значительно возросла привлекательность присоединения к Государству и приверженность ему. Был создан финансовый аппарат государства Ирак. Удивительно, что его руководителем стал сам полковник Хаджи Бакр, сочетая выполнение обязанностей военного руководителя государства. В подчинение ему были выделены пять управленцев. В этот период полковник учредил при себе группу консультантов, состав которой Консультативный Совет государства Ирак назначил от семи до тринадцати человек, из которых не было ни одного не иракца.

Теперь хотелось бы получить от государства Ирак ответы на следующие вопросы:

— Как возникла идея образования государства Ирак и Леванте? Кто выдвинул идею передислокации Аль-Багдади в Сирию за три недели до того, как о ней было официально объявлено и где он жил все это время?

— Почему он поспешил объявить о своей передислокации и почему избрал местом своего пребывания до объявления о передислокации турецкую границу? Почему местом своего проживания избрал передвижные железные вагончики неподалеку от лагерей беженцев?

— С какой угрозой он выступил в адрес Абу Мухаджира Аль-Джоляни перед объявлением о создании государства и что должен был по его требованию предпринять или не предпринимать Аль-Джоляни или Джабхат ан-Нусра по вопросу о его роспуске?

Есть фотография Аль-Багдади с его советниками, сделанная на границе с Турцией за неделю до объявления о создании государства Ирак и Леванте и роспуска Джебхат ан-Нусра.

Твиты от 17.12.2013

С началом сирийской революции взоры государства Ирак и Леванте обратились к Сирии, особенно взоры членов организации не иракского происхождения, и, в особенности, выходцев из Сирии. Полковник Хаджи Бакр был напуган возможностью проникновения туда членов государства Ирак и его руководства, которые, будучи его членами, изыскивают способы внести раскол в его ряды, и могут избрать Сирию в качестве лазейки для побега из государства.

Полковник Хаджи Бакр посоветовал Абу Бакру Аль-Багдади к руководителям всех уровней оставить все мысли о перемещении в Сирию. Любой, кто уйдет в Сирию, будет считаться раскольником и отщепенцем. Абу Бакр Аль-Багдади выступил с таким обращением, в котором содержались угрозы. Причина этого была ясна – ситуация была неясной и следовало воздержаться. В рядах членов государства Ирак началось брожение, что могло привести к расколу, шатаниям и неконтролируемому бегству его членов, особенно из числа не иракцев, в Сирию. Полковник предложил сформировать группу из числа не иракцев, которую следовало бы направить в Сирию под командованием сирийца, с запретом любому руководителю не иракского происхождения быть в составе этой группы. В этом он видел возможность уберечь государство Ирак от раскола.

Новое руководство в Сирии привлечет в свои ряды сторонников из числа не иракцев, а также иностранцев. Была сформирована организация Джабхет ан-Нусра, которая стала развиваться под руководством Абу Мухаджира Аль-Джоляни. Имя организации и ее авторитет стали набирать силу. Имя Абу Мухаджира Аль-Джоляни обрело международное звучание. Многие моджахеды из региона Персидского залива, Туниса, Ливии, Марокко, Алжира, Европы и Йемена стали пугающе стремительно и массово присоединяться к Джебхат ан-Нусра. Такое усиление Джебхат ан-Нусра стало вызывать страх у полковника и Аль-Багдади, поскольку в рядах Джебхат ан-Нусра нет верности ни государству Ирак, ни лично Аль-Багдади. Полковник Хаджи Бакр был напуган усилением Джебхат ан-Нусра и Аль-Джоляни, что грозило Абу Бакру Аль-Багдади и государству Ирак утратой их роли в процессе в целом. Поэтому Хаджи Бакр призвал Аль-Багдади приказать Аль-Джоляни заявить по радио о том, что Джебхат ан-Нусра официально является подразделением государства Ирак под руководством Аль-Багдади. Аль-Джоляни обещал подумать над этим, однако, всячески затягивал с ответом.

Проходили дни, а заявления все не было. Аль-Багдади направил Аль-Джоляни напоминание, содержащее выговоры и упреки, на которое тот ответил очередными обещаниями посоветоваться со своим окружением из числа моджахедов и ученых. Аль-Джоляни направил Аль-Багдади письмо, в котором, к великому разочарованию полковника, отметил, что подобное заявление, по мнению всех членов Консультативного Совета, не отвечало бы интересам революции. Аль-Багдади был также разгневан. Ими, под видом моджахедов и советников крыла Аль-Багдади, были подосланы шпионы с тем, чтобы, находясь среди приближенных Аль-Джоляни, следить за его передвижениями, за тем, чтобы он не отдавал приказов и ни с кем бы ни вступал в союз.

Этот факт очень обеспокоил Аль-Джоляни, поскольку ограничивал свободу его передвижений и действий. Он стал выступать перед своим окружением со сдержанными комплиментами в адрес государства Ирак и Аль-Багдади, что только еще более усилило подозрения в его адрес. Он почувствовал, что будет ликвидирован. Его чувство беспокойства и страха за свою жизнь значительно усилились, когда США призвали включить Джебхат ан-Нусра в список террористических организаций, а самого Аль-Джоляни в список наиболее разыскиваемых лиц.

У Аль-Джоляни был шанс скрыться от людей, посланных Аль-Багдади для слежки за ним, изолировав себя среди ограниченного закрытого круга отобранных им лично людей. Включение Соединенными Штатами Джебхат ан-Нусра в список террористических организаций, а самого Аль-Джоляни в список наиболее разыскиваемых в Сирии людей, усилили страхи и беспокойство полковника Хаджи Бакра и Аль-Багдади по поводу конкуренции Джебхат ан-Нусра государству.

Абу Мухаджер Аль-Джоляни был умным политиком, пытавшимся сохранить умеренность и вселить в душу Аль-Багдади успокоение. Однако страхи полковника и Аль-Багдади превосходили все исходившие от Аль-Джоляни успокоения, что заставило полковника подумать о дальнейших шагах по присоединению Джебхат ан-Нусра к государству Ирак. Полковник Хаджи Бакр посоветовал Аль-Багдади направить Аль-Джоляни приказ на выполнение акции военного характера против руководства Свободной армии в ходе какой-либо встречи в Турции с целью нанесения максимального урона составу руководителей Свободной армии.

Аль-Багдади направил Аль-Джоляни письмо с указанием осуществить два взрыва, первый из которых в Турции, а второй – в Сирии, целями которых были бы места наибольшего сосредоточения руководителей Свободной армии. Такие действия оправдывались необходимостью предотвращения будущих контактов и сближения с США и их ликвидации до обострения обстановки в Сирии, не допустив роста их популярности в народе. Были определены имена руководителей Свободной армии, подлежащих ликвидации (располагаем списком этих имен). Эти распоряжения были доведены до высших руководителей Джебхат ан-Нусра и их подразделений. Состоялось совещание Джебхат ан-Нусра.

Исполине приказа было единогласно отвергнуто. В адрес Аль-Багдади был отправлен подробный ответ, заключавшийся в том, что Джебхат ан-Нусра и его Консультативный Совет отвергают этот приказ, поскольку являются мусульманами, а также не считают возможным проводить подобные мероприятия в Турции, являющейся значительным государством, оказывающим значительную поддержку революции. Проведение акции нарушит развитие джихадистского движения и что Джебхат ан-Нусра виднее, поскольку он наиболее близок этим процессам. Это вызвало еще больший гнев полковника ГШ Хаджи Бакра и Аль-Багдади, которые сочли этот факт откровенным выходом из повиновения.

Полковник и Аль-Багдади направили Аль-Джоляни письмо, выдержанное в резких тонах, в котором поставили его перед выбором: либо выполнить приказ, либо распустить Джебхат ан-Нусра и сформировать новую организацию. Аль-Джоляни тянул с ответом. Полковник и Аль-Багдади ожидали ответа, который все запаздывал. Аль-Джоляни выразил намеренное игнорирование указаний, поскольку срок ультиматума истек. Аль-Багдади направил для встречи с Аль-Джоляни своего посланника с тем, чтобы тот выслушал его пояснения. Аль-Джоляни пытался избежать этой встречи, ссылаясь на некоторые обстоятельства.

Ожидание встречи затянулось, и посланник Аль-Багдади вернулся ни с чем. Аль-Багдади ощутил реальную опасность. Он почувствовал, что  Джебхат ан-Нусра считает себя более крупной силой, чем государство Ирак и вышла из-под его контроля. Полковник предложил Аль-Багдади следующее: направит руководителей иракских подразделений с задачей провести встречи с региональными руководителями Джебхат ан-Нусра с целью шпионажа и прощупывания их настроений, подбросив им идею роспуска Джебхат ан-Нусра и посмотрев на их реакцию, а заодно выяснив степень популярности Аль-Багдади в их среде. Это было реально осуществлено.

Полковник и Аль-Багдади направили десять иракцев в расположение Джебхат ан-Нусра, которые провели среди муджахедов десять дней. За это время они провели встречи с муджахедами и некоторыми влиятельными лицами в Джебхат ан-Нусра, в особенности, с выходцами из Саудовской Аравии. Результаты этих встреч были неоднозначны. Реакция колебалась в пределах от поддержки идеи до ее отвержения. Существовала большая прослойка, поддерживающая общие исламские устремления и мечты о создании государства от Ирака до Сирии под единым руководством, большинство представителей которой были представлены вновь примкнувшими к Джебхат ан-Нусра, которые ранее уже сталкивались с руководством Джебхат ан-Нусра, запрещавшим и наказывающим любые проявления отступничества.

Были и такие, кто встретил свою кончину от рук Джебхат ан-Нусра за подстрекательство к отступничеству, либо были за это строго наказаны. Любое образование стремится предоставить своим членам максимум свободы, а Джебхат ан-Нусра сажала в тюрьму, преследовала и разоружала некоторых своих членов за распространение идей отступничества. Среди подвергшихся тюремному заключению по приговору  Джебхат ан-Нусра были: тунисцы Абу Ритадж Ас-Суси, Абу Омар Аль-Ибади, марокканцы Абу Дамдам Аль-Хусни, Абу Хаджадж Аль-Навари, саудовец Абу Бакр Омар Аль-Кахтани.

У наказанного Джебхат ан-Нусра саудовца Абу Бакра Омара Аль-Кахтани было изъято оружие, и он был три раза подвергнут наказанию за распространение подстрекательских отступнических идей. Он был на стороне нарушителей устоев Джебхат ан-Нусра. Он был на стороне группы лиц, наказанных Джебхат ан-Нусра по подозрению в том, что они поддерживали Аль-Багдади, нашедшего отклик в рядах Джебхат ан-Нусра. Этот саудовец впоследствии стал председателем шариатского суда государства Аль-Багдади и первым отщепенцем.

Через две недели после того, как Аль-Багдади объявил о роспуске Джебхат ан-Нусра, десять шпионов Аль-Багдади вернулись в Ирак, имея смутную картину относительно степени поддержки членами Джебхат ан-Нусра идеи ее роспуска и переподчинения единому государству. Полковник Хаджи Бакр предложил Аль-Багдади не принимать никакого решения относительно роспуска Джебхат ан-Нусра, а отправиться вместе с ним, с целью лично на месте разобраться в обстановке, поскольку объявление о создании государства Ирака и Сирии в момент отсутствия Аль-Багдади в Сирии не способно воодушевить и повести за собой массы.

Люди хотели бы видеть Аль-Багдади, и его физическое присутствие стало бы действенным фактором. Аль-Багдади согласился с мнением полковника и послал людей для подготовки скрытного и безопасного места. После того, как эти люди вышли на связь, было определено безопасное место на турецкой границе, была подготовлена его передислокация в сопровождении его личного порученца и коллеги по руководству организацией полковника ГШ Хаджи Бакра и еще всего трех человек. Чем же занимался Аль-Багдади с прибытием его в Турцию и где конкретно проживал? Сколько дней он там провел перед тем как объявить о роспуске  Джебхат ан-Нусра?

Часть 2

Твиты от 18.12.2013

Когда же Аль-Багдади появился в Сирии? Как было объявлено о роспуске Джебхат ан-Нусра? Какое отношение имеет саудовский офицер Бендер Аш-Шаалян к формированию нового государства Аль-Багдади?

Аль-Багдади, полковник и сопровождающие их лица прибыли в Сирию за три недели до объявления о роспуске Джебхат ан-Нусра, после чего немедленно направились в потайное место на турецкой границе. Для Аль-Багдади было подготовлено следующее: железные подвижные вагончики неподалеку от лагеря сирийских беженцев – наиболее безопасном для него месте и наиболее удаленном от посторонних глаз. Аль-Багдади и его спутники проживали в этих вагончиках, где Аль-Багдади встречался с региональными руководителями Джебхат ан-Нусра, склоняя признать свое руководство.

Аль-Багдади решил не раскрывать перед ними разногласий и конфликтов, имеющих место между ним и Аль-Джоляни, объясняя им, что суть идеи заключается в общем руководстве во имя общих интересов и к всеобщему удовлетворению, и, что всем, и руководству, и шариатским советникам, этот выбор в пользу перехода Джебхат ан-Нусра под крыло государства, кажется правильным. Дело всего лишь в возвращении одной из ветвей организации к своим основам. Это вопрос чисто организационного характера.

Встречи Аль-Багдади с влиятельными членами Джебхат ан-Нусра проходили в двух вариантах, первым из которых был вариант, когда видный деятель Джебхат ан-Нусра встречался и беседовал с ним наедине, будучи лично с ним знакомым, и, второй, когда руководитель низкого ранга не имел с ним личной встречи один на один, а встречался с ним в присутствии около десяти человек, один из которых говорил, что Аль-Багдади присутствовал среди этого десятка и слышал твои ответы.

Они призывают к единству рядов и созданию единой организации. Это случится очень скоро. Они давали советы, как добиться сплоченности и единства, говорили о том, насколько опасны враги и шатания в рядах, о том, что Аль-Джоляни отмалчивается, что между ним и Аль-Багдади нет никаких разногласий и расхождений. Узнав о прибытии Аль-Багдади в Сирию и его встречах с влиятельными людьми из руководства Джебхат ан-Нусра, Аль-Джоляни был до крайности разгневан.

Руководство Джебхат ан-Нусра было обеспокоено, предвещая дальнейшие шаги Аль-Багдади. Аль-Багдади направил Аль-Джоляни приглашение на срочную встречу. Аль-Джоляни от встречи отказался. Ему стало известно о гневе Аль-Багдади и вероятности его убийства. Он воздержался от встречи, окружив себя усиленной охраной. Аль-Багдади не удалось установить точное место пребывания Аль-Джоляни, и он направил послание Аль-Джоляни, в котором информировал о скором роспуске  Джебхат ан-Нусра, потребовав, чтобы тот выступил с личным заявлением в интересах сохранения единства. Аль-Джоляни ответил еще более искренним и откровенным письмом, указав в нем, что присоединение Джебхат ан-Нусра к государству Аль-Багдади стало бы роковой ошибкой и привело бы к разрыву в клочья популярности и авторитета, завоеванного Джебхат ан-Нусра в среде сирийских джихадистов, и, что народ Сирии категорически отвергает такое решение, посоветовав Аль-Багдади вернуться в Ирак, оставив в покое Джебхат ан-Нусра.

Полковник Хаджи Бакр посоветовал Аль-Багдади выступить с заявлением о роспуске Джебхат ан-Нусра от своего имени, но не выступать с заявлением об отставке Аль-Джоляни, поскольку тот может еще вернуться по завершении кризиса в отношениях. Полковник попросил повременить с заявлением до тех пор, пока в Сирии из числа перебежчиков из Джебхат ан-Нусра не будет сформирован боевой батальон, способный стать ядром охраны Аль-Багдади после его выступления с заявлением.

Полковник Хаджи Бакр вызвал к себе верных ему руководителей Джебхат ан-Нусра и договорился с ними о том, что они, из числа своих подчиненных сформируют батальон охраны, который станет гарантом успеха заявления, разнеся весть о нем в среде сторонников Джебхат ан-Нусра. За три дня полковнику удалось подготовить командиров, в подчинении которых было около одной тысячи бойцов и скрытно оповестить их о времени выхода заявления о роспуске Джебхат ан-Нусра.

За день до заявления полковник известил всех остальных руководителей Джебхат ан-Нусра о нахождении эмира Аль-Багдади в Сирии, с тем, чтобы они были готовы воспринять роспуск и подчиниться ему, присягнув ему в этот период в рамках заявления о роспуске Джебхат ан-Нусра и образовании государства Ирак и Сирия. Пришел час “ноль” (час заявления). Оно было с одобрением встречено руководителями, с которыми заранее была достигнута договоренность. Они выразили свое удовольствие по поводу решения проблем. Были избраны руководители и шариатские судьи из числа членов Джебхат ан-Нусра, которые должны были встретиться с Аль-Багдади для утверждения их в должности, с тем, чтобы, вернувшись к своим подчиненным, они смогли бы рассказать им о своей встрече и беседе с Аль-Багдади.

Полковник Хаджи Бакр предостерег Аль-Багдади, что настоящий период очень решительный и следует ослабить меры безопасности при организации личных встреч со сторонниками Джебхат ан-Нусра для принятия ими присяги, чтобы люди почувствовали себя свободнее, особенно после того как весь предыдущий период Аль-Джоляни нарушал данную им присягу. Чтобы высшие руководители и шариатские судьи почувствовали разницу при виде более выдающейся, чем они личности, а именно, Аль-Багдади. Это явится большим психологическим фактором и должно быть осуществлено.

После выхода Заявления Джебхат ан-Нусра раскололся на три части. Часть его, а это почти половина состава, присоединилась к Аль-Багдади. Другая часть, а это четверть состава, придерживались нейтралитета, а последняя четверть остались с Аль-Джоляни. Аль-Багдади почувствовал угрозу, исходившую от неприсоединившейся к нему нейтральной или враждебной ему половине. Полковник направил Аль-Джоляни гневное послание, в котором предложил ему, либо присоединиться в Аль-Багдади, либо принять смерть, поскольку его действия, по словам Хариджи, являются открытым неповиновением, и, по законам исламского шариата, заслуживают смерти. Аль-Джоляни послания не получил, поскольку сменил место своего пребывания и своего штаба.

Члены его штаба были информированы о сути этого послания. Полковник от имени Аль-Багдади стал посылать своих представителей во все руководящие органы неприсоединившихся к Аль-Багдади подразделений с угрозами, называя их беглецами и заявляя о том, что все, что они имеют, принадлежит государству, и они должны ему присягнуть, либо, разоружившись, безопасно покинуть территорию страны. Третьего выбора у них нет.

Полковник Хаджи Бакр потребовал от перебежчиков из Джебхат ан-Нусра выдать имена влиятельных лиц из состава неприсоединившихся к Аль-Багдади формирований с целью их подкупа или запугивания. В это время и начало фигурировать имя бывшего саудовского офицера Бендера Аш-Шааляна, состоявшего в хороших отношениях с государством Аль-Багдади со времен первого Аль-Багдади. Бендер Аш-Шаалян играл важную роль в ходе двух периодов: первого – государства Ирак до Абу Бакра Аль-Багдади, и, второго – периода Абу Бакра Аль-Багдади. Бендер Аш-Шаалян был в числе влиятельных лиц государства Ирак до Абу Бакра Аль-Багдади.

Он был одним из командиров воинского подразделения Ирака. Затем вернулся в Саудовскую Аравию, и было образовано новое государство под руководством Абу Бакра Аль-Багдади, с которым Бендер поддерживал хорошие связи. Однако только на этот период он свернул с предначертанного для него пути. Он постоянно находился в контакте с государством Ирак и всячески его поддерживал и до и после роспуска Джебхат ан-Нусра. Он выполнил свою задачу по установлению знакомств и связей между влиятельными лицами Джебхат ан-Нусра и Аль-Багдади.

Первым действием Аш-Шааляна было знакомство Аль-Багдади с Абу Бакром Омаром Аль-Кахтани. Он полагал, что флаг Саудовской Аравии повлияет на моджахедов. Это был редкий шанс для саудовца Абу Бакра Омара Аль-Кахтани превратиться из заключенного тюрем Аль-Джоляни в визитера Аль-Багдади. Аль-Кахтани был вызван для встречи с Аль-Багдади и полковником Хаджи Бакром, где немедленно присягнул им на верность, выразив готовность оказать воздействие на приверженцев Джебхат ан-Нусра и переманить их, в особенности саудовцев.

Аль-Кахтани не был ранее известен в среде руководства государства Ирак, и Саудовская Аравия должным образом направляла его действия по оказанию влияния на оставшуюся часть членов Джебхат ан-Нусра. Аль-Кахтани начал новый этап со своего превращения из нелегального военного заключенного Джебхат ан-Нусра в приближенного Абу Бакра Аль-Багдади.

Часть 3

Хаджи Бакру и Аль-Багдади стало известно, что Аль-Джоляни не собирается последовать их призыву к роспуску Джебхат ан-Нусра и, что он, вероятно, выступит с публичным заявлением о своем отказе подчиниться. Полковник Хаджи Бакр предложил Аль-Багдади незамедлительно сформировать группу обеспечения безопасности с двумя задачами: первая – захват всех оружейных складов Джебхат ан-Нусра, а всех, кто воспротивится этому, немедленно ликвидировать с тем, чтобы у  Джебхат ан-Нусра не осталось ни оружия, ни боеприпасов, чтобы люди покидали Джебхат ан-Нусра, разбегались и примыкали бы к государству Ирак.

Первая задача была с большим успехом решена. Была ликвидирована группа моджахедов Джебхат ан-Нусра – охранников складов, отказавшихся передать охраняемые ими склады. Вторая задача носила еще более решительный характер: сформирование группы безопасности, предназначенной для ликвидации руководства Джебхат ан-Нусра, начиная с самого Аль-Джоляни, наиболее влиятельных шариатских законников, включая Аль-Мухаджира Аль Кахтани.

Полковником Хаджи Бакром была сформирована группа с задачей по осуществлению ликвидаций и убийств в составе пятидесяти человек под командованием бывшего иракского офицера, которая должна была, во-первых: определить местонахождение руководства Джебхат ан-Нусра, и, во-вторых: организовать слежку за всеми их передвижениями и ликвидировать их с использованием автомобилей с прикрепленной под их днищами взрывчаткой, подрыв которой осуществляется с помощью часового механизма.

Осуществлялись поиски Аль-Джоляни, выяснялись его передвижения, были арестованы некоторые из его бывших приближенных для выяснения его передвижений. Однако не удавалось место, где он скрывался. Тогда группа полковника Хаджи Бакра установила слежку за главным шариатским законником Джебхат ан-Нусра Аль-Мухаджером Аль-Кахтани.

Полковнику Хаджи Бакру было доложено о его местонахождении и всех его передвижениях. Однако при этом было также сообщено, что Аль-Мухаджер Аль-Кахтани никуда не выходит без сопровождения двух охранников и никогда не был замечен один. Тогда был отдан приказ о его ликвидации вместе с сопровождающими.

Аль-Мухаджера Аль-Кахтани привык к тому, что в его автомобиле его сопровождают двое, первый из которых – Абу Хавс Ан-Наджди Омар Аль-Мухейсани и, второй – Абу Омар Аль-Джазрави, называемый Абдель Азизом Аль-Османом. Ликвидационная группа полковника Хаджи Бакра установила взрывное устройство в автомобиле Аль-Мухаджера и его спутников. Автомобиль отправился в направлении одной из позиций, занимаемых Джебхат ан-Нусра. По дороге объект ликвидации Аль-Кахтани вышел из машины для встречи с одним из членов Джебхат ан-Нусра в расположении одного из его командных пунктов, а своих сопровождающих попросил подождать его в машине.

В это время произошел подрыв машины с находившимися в ней сопровождающими. Аллах хранил Аль-Кахтани. Он понял, что являлся целью акции. Убедившись, что оба его сопровождающих погибли, он исчез, опасаясь наличия страховочной засады. Полковнику Хаджи Баку было сообщено о гибели Аль-Кахтани и его сопровождающих, Аль-Багдади также доложили о том, что второй человек в Джебхат ан-Нусра скрытно ликвидирован.

Известие о гибели Аль-Кахтани циркулировало в среде государства Ирак целый день, пока из разговоров в среде сторонников Джебхат ан-Нусра ни стало известно, что он жив и здоров и что акция не удалась. Полковник Хаджи Бакр потребовал срочного созыва экстренного совещания руководства ликвидационной группы, в ходе которого резко критиковал их, заявив, что эта неудачная операция на долгие месяцы лишит возможности проведения подобных операций.

Отказ Аль-Джоляни распустить Джебхат ан-Нусра остается основной опасностью для Аль-Багдади и полковника Хаджи Бакра с того момента, когда они возглавили государство Ирак. Полковник потребовал от Аль-Багдади предоставить решение проблемы его компетенции. Аль-Багдади выразил ему свои опасения по поводу того, что Аль-Джоляни может прибегнуть к помощи Аз-Завахири для обострения конфликтной ситуации. Это на самом деле и случилось. Аль-Джоляни удалось укрепить свои позиции с помощью трех человек, одним из которых был саудовский командир, а двое остальных сирийцами (располагаем их именами).

Аз-Завахири попросил не спешить и поиска кардинального решения проблемы. Аз-Завахири направил послание руководителю Аль-Каиды в Йемене Насеру Аль-Вахиши с просьбой о посредничестве до того как он выступит с окончательным заявлением, ставящим Аль-Каиду в неловкое положение. Аль-Вахиши направил в адрес Аль-Джоляни и Аль-Багдади письменное послание, на которое Аль-Багдади не дал ответа. Ответ Аль-Джоляни на послание Аль-Вахиши солово в слово повторял его оправдания, приведенные самому Аль-Багдади и, впоследствии, Аз-Завахири, касательно того, что участие Аль-Багдади является самой боль ой ошибкой сирийской революции.

Аль-Вахиши сообщил Аз-Завахири о неудаче своего посредничества и что решение должно быть достигнуто самим Аз-Завахири в его личном заявлении. Аль-Багдади, после получения им послания от Аль-Вахиши, почувствовал, что проблема стала усложняться. Аль-Багдади в то время в тяжелейшем психологическом состоянии, а полковник Хаджи Бакр советовал ему, как сохранить приверженность идее, силу и стойкость.

Кувейтянин Хамид Хамд аль-Али встретился с Аль-Джоляни для того, чтобы предложить ему свою посредническую роль в снятии напряженности конфликта. Аль-Джоляни высказал ему свои соображения и приверженность мысли относительно опасности присутствия Аль-Багдади в Сирии. Кувейтянин Аль-Али счел доводы Аль-Джоляни в пользу его приверженности Ан-Нусра убедительными, а также согласился с тем, что наличие государства с названием государство Леванте во главе с Аль-Багдади является грубой политической и юридической ошибкой.

Кувейтянин Аль-Али через одного из приближенных Аль-Багдади шариатских лидеров, Абу Али Аль-Анбари, потребовал встречи с Аль-Багдади. Такая встреча состоялась. На встрече велась звукозапись. В ходе встречи Аль-Багдади и полковник выразили свою приверженность государству Ирак и Леванте, а кувейтянин заявил о важности единства и разрешения конфликтной ситуации. Короче говоря, между ними было достигнуто соглашение о следующем: подождать, о чем скажет Аз-Завахири в своем выступлении для СМИ.

Полковник Хаджи Бакр выразил неуверенность в отстранении Аз-Завахири. Аль-Багдади попросил его успокоиться. После отъезда кувейтянина Аль-Али полковник упрекнул Аль-Багдади в том, что тот связывает судьбу их государства с Аз-Завахири, который направил Насера Аль-Вахиши с посреднической миссией. Полковник Хаджи Бакр потребовал от Аль-Багдади, чтобы тот отошел от Аз-Завахири для того, чтобы покончить с Джебхат-ан-Нусра и аль-Джоляни, их руководством и распустить Ан-Нусра даже с законной точки зрения. Полковник стал предпринимать шаги сразу по многим направлениям:

  • во-первых, активизировать роль ликвидационного подразделения;
  • во- вторых, действовать в среде шариатских законников, вербуя их из среды влиятельных муфтиев с обязательным принесением присяги Аль-Багдади;
  • в-третьих, усиленная вербовка через СМИ в Интернете с прославлением Аль-Багдади и его государства, выкладыванием отчетов о проведенных операциях и их подтверждений, публикацией направленных против Ан-Нусра и его руководства призывов.

Ликвидационная группа продолжала действовать. Однако, она изменила свою тактику, перейдя от использования пластида, к привлечению высококвалифицированных снайперов. Она снова вернулась к поискам знаковых фигур и руководителей, стала осуществлять вербовки среди шариатских законников Джебхат-ан-Нусра с привлечением иракцев Абу Аль-Анбари и Абу Яхья и саудовца Абу Бакра Омара Аль-Кахтани. Двум иракцам было поручено заниматься привлечением сторонников из стран Магриба и Леванте, а саудовцу Аль-Кахтани – саудовцев и выходцев из стран Персидского залива.

Аль-Кахтани работал днем и ночью над выпуском фетв о необходимости присягать Аль-Багдади, и, даже наладил связи с влиятельными кругами Саудовской Аравии, стран Персидского залива и Магриба. Но, все это не принесло результатов. Затем он направился на встречу с шариатскими законниками — джихадистами с тем, чтобы убедить их присягнуть Аль-Багдади. Он имел встречу с саудовцем Османом Ан-Назихом и убедил его принять сторону государства Ирак, о чем победно сообщил Абу Али Аль-Ансари.

Аль-Анбари был самым выдающимся шариатским авторитетом государства Аль-Багдади, однако, был иракцем. Аль-Анбари попросил о встрече саудовца Османа для того, чтобы выяснить степень его влияния, но обнаружил совершенно противоположное тому, о чем о нем говорил ему Аль-Кахтани. Аль-Анбари доложил Аль-Багдади, что Осман Ан-Назих не подходит для того, чтобы быть выдвинутым на роль шариатского руководителя, поскольку обладает слабыми личностными качествами и не способен вести разговор и участвовать в теологическом противоборстве.

Полковник Хаджи Бакр и Абу Али Аль-Анбари попросили саудовца Абу Бакра Омара Аль-Кахтани, чтобы фетвы исходили от его имени, сказав ему, что шариатские авторитеты Саудовской Аравии поддержат его приверженность государству Аль-Багдади.


  • ИГИЛзапрещенная в России террористическая организация
Муфтий Крыма предложил епископу Симферопольскому и Крымскому Клименту проводить службы в мечетях
Арбитражный суд Москвы обязал США и библиотеку Конгресса вернуть в Россию семь книг из собрания Иоси...
Откуда у ИГИЛ деньги?
Всеволод Чаплин – о сериале "Молодой Папа"
"Мой друг, посол России". Статья Саманты Пауэр о Виталии Чуркине
Стихи Дмитрия Быкова о принятии Патриарха Кирилла в Русское географическое общество
ПЛАН МАРШАЛЛА. Речь с программой помощи в Гарвардском университете 5 июня 1947 года
Даррен Осборн. Фото
Академик РАН Андрей Воробьев о Сталине
Беседа Бориса Ельцина с Александром Солженицыным. 1994 г.
Договор о перемирии между ИГИЛ и курдским Сирийским демократическим советом. Полный текст
Турецкие коммунисты DHKP/C