Кто такая Марина Юденич

Жаль, не нашел в сети фотографии с обложки октябрьского номера рыковского «Буржуазного журнала». На обложке — Марина Юденич. На макушку задвинуты очки «Шанель», стоит такая лирическая, задумчивая. В «Слове редактора» о ней рассказывает лично Костя Рыков: «Писательница, юрист, психолог, политтехнолог, в прошлом руководитель пресс-службы президента Бориса Ельцина…» Стоп! Насчет писательницы, юриста, психолога и политтехнолога мы еще поговорим, но вот руководителей пресс-службы Ельцина мы всех помним поименно, их было не так много. Кажется, хватит пальцев на одной руке. Мы что-то пропустили? Мы не заметили там Марину Юденич?

Давайте познакомимся с жизненным путем этой дамы.

Вообще-то какую фамилию носила Марина Андреевна Юденич, она же Некрасова, до замужества, мы не знаем. Написал я запрос в ее школу, но мне не ответили. Однако известно, что родилась она в г.Владикавказ, Северная Осетия, 8 июля 1959 года. В школе училась неважно, по русскому и литературе, по ее собственному признанию, у будущей писательницы была максимум четверка. После окончания владикавказской средней школы №3 девочка приехала завоевывать Москву, провалила вступительные экзамены, по первой версии, во ВГИК, по второй — на журфак МГУ, и по третьей – на юридический факультет. Все три версии были ею озвучены в разных интервью.

В приемной комиссии, когда она забирала документы, ей якобы подсказали: «Девочка, если ты придешь с двухлетним стажем работы по специальности, да еще и с направлением от какого-нибудь райкома партии, мы тебя примем». Тогда, в конце семидесятых годов, это была обычная практика, и Марина по комсомольской путевке уехала на БАМ (вторая версия: ни по какой ни по путевке, и не на БАМ, а к родственнице, которая жила в Читинской области). Бетонщицей работать не стала, пробилась в районную газету «Красное знамя». Спустя два года, как и было запланировано, по честному пришла на журфак с характеристикой из Читинского обкома комсомола, но опять потерпела неудачу – даже при пониженной планке вступительных экзаменов она их сдать не сумела. Сунулась на юрфак – снова разочарование — там потребовался стаж по специальности. Вернувшись в родной город, в 1981 году несколько месяцев Марина проработала секретарем судебного заседания в Верховном Суде Северо-Осетинской АССР. Но Москва манила и звала.

Деятельная Марина выбрала другой путь завоевания столицы. Отправившись туда в 1982 году, она задалась целью: выйти замуж. Сказано – сделано. Она не просто выскочила замуж, а нашла себе достаточно выгодную партию: по ее словам (а тут всегда надо быть настороже), вышла замуж за сына зампредседателя Госплана (версия первая), за сына замминистра (вторая, ею же озвученная), за сына начальника отдела Госплана (самая ранняя и, по всей видимости, самая правдивая версия). Муж, Игорь Некрасов, был офицером КГБ (по одной версии), инженером-связистом (по второй). Относительно других родственников известно: «Дядька мужа был прокурором Московской области, тетка — заместителем Генерального прокурора СССР» Эти данные за давностью лет проверить не удалось, тем более свекр, свекровь и первый муж дружно умерли, но работники прокуратуры с уверенностью говорят, что на должности замгенпрокурора СССР никогда не было женщин. Ну не знаю.

Короче, вышла замуж, взяла фамилию мужа, родила дочь. Свекр со свекровью поселили молодую семью в роскошной квартире на Мясницкой улице, прикрепили к поликлинике Четвертого управления, устроили секретаршей сначала в одно закрытое оборонное НИИ, затем в другое, и, наконец, в головное министерство — авиационной промышленности, где она пошла по уже знакомой ей комсомольской стезе и вскоре возвысилась до секретаря комсомольской организации. Ее приняли в члены КПСС, после чего пригласили работать в Сокольнический райком комсомола. Сначала она трудилась там на рядовой должности, затем стала заведовать орготделом, а позже даже секретарем райкома комсомола. Однако мысль о высшем образовании не оставляла ее. Она поступила в необременительный Всесоюзный юридический заочный институт (вторая версия – юрфак МГУ, третья – Юридическая академия), ходила туда два раза в год на сессии и, наконец, в 1989 году получила диплом.

И так бы и развивалась ее карьера на комсомольском поприще, но чуть ранее, когда задул ветер горбачевских перемен, и комсомольцы, всегда державшие нос по ветру, преобразились в бизнесменов, Марина не осталась в стороне и придумала при своем орготделе «Молодежный коммерческий центр». Конечно, не все из доморощенных комсомольцев-кооператоров в конечном итоге достигли уровня секретаря райкома ВЛКСМ М.Б.Ходорковского, но на жизнь хватало. «Комсомолу разрешили создавать коммерческие структуры – первые в стране. Я всерьез увлеклась этой работой.» Марина плотно занялась «хозяйственной деятельностью ВЛКСМ». Чем именно, история умалчивает. Разок только в своем ЖЖ Марина упомянула: «Кстати, первые в Москве платные общественные туалеты на Комсомольской — тогда еще — площади тоже открыл молодежный коммерческий центр. Наш, сокольнический. Взносы этого центра девочки из финансового сектора брезгливо называли «говёнными деньгами», но деньги, как известно…» Да еще вот глухо упоминается о некоем «наезде» на ее «говённый» бизнес со стороны комсомольцев-конкурентов. Наезд был своеобразный: у нее из сейфа конкуренты украли партбилет, добились выговора в учетную карточку и в 1990 году поперли из райкома.

Однако наработанные в комсомоле связи пригодились: Марина не осталась без дела, ее взяли на работу на радиостанцию «Юность»¸правда карьеру фактически пришлось начинать с нуля. Оба путча – 1991 и 1993 года – она пережила, работая журналистом. Во время первого из путчей Марина (в эфире она называла себя Маша Некрасова) в оборонявшемся Белом доме познакомилась кое с кем из ельцинской команды, соответственно перекрасившись из коммунисток в ярые антикоммунистки и даже, по словам ее тогдашних коллег по работе, закрутила роман с госскретарем Бурбулисом (которого уже в наши дни обильно облила грязью в книге «Нефть»).

Новые друзья порекомендовали ее руководству телекомпании «Останкино». Там как раз новый руководитель – Егор Яковлев – создавал некую специальную структуру для молодых репортеров (назвали ее «телекомпания «Центр», ничего общего с нынешним ТВЦ), и Марина с некоторыми другими радиожурналистами перешла туда. Им поручили делать две передачи – по утрам они лепили некие «негосударственные новости», а по вечерам показывали журналистские расследования в передаче «100 градусов по Цельсию». Что это были за расследования, ясно из названия – сейчас в таком же примерно ключе работает программа «Масимум» на НТВ. Проститутки, дети-калеки, талантливые карлики и все такое. Передача продержалась недолго – ее закрыл другой Яковлев, Александр, на некоторое время пришедший к руководству Центральным телевидением.

Примерно полгода Марина вместе с коллегами из «Центра» сидела без работы, а потом большую часть этой группы взял к себе Сергей Носовец, бывший омский журналист, а в ту пору – начальник информационного управления Администрации Президента. Через какое-то время Марину он назначил в своем управлении руководителем группы подготовки теле- и радиопрограмм и затем своим заместителем. Это был пик ее кремлевской карьеры. Носовец, которого я прекрасно знал, уже умер, поэтому проверить детали не у кого, но все-таки удалось выяснить, что с 8 января по 3 апреля 1995 года Марина временно числилась и.о. руководителя пресс-службы президента. Просто одного уволили, другого нашли не сразу. Потом опять трудилась на рядовой должности в той же пресс-службе. В 1996 году, после «коробки из-под ксерокса», всех нелояльных (Марина много крутилась возле Коржакова) из администрации президента вычистили, в том числе и Марину. С тех пор она затаила злобу на уволившего ее Чубайса.

Как обычно в таких случаях, Марина утешилась в новом браке. На этот раз мужем стал депутат Госдумы. Вместе с новым мужем снова появилась дача на Рублевке, машины, наряды и т.п. В 1995 году двенадцатилетнюю дочь Марина отправляет на учебу в Англию. С октября 1996 по октябрь 1997 гг. Марина получает зарплату как председатель правления ЗАО «ЭНСИЭС». Чем занималось ЗАО «ЭНСИЭС», непонятно, вроде бы телефонной связью.

Далее разные версии автобиографии нашей героини все более и более разнятся. В одном месте она сообщает, что поступила в МГУ на психфак, а ей там преподаватели говорят: «Марина, ты слишком умная для нашего учебного заведения. Тебе надо учиться за границей». Марина думала-думала, и, отучившись один семестр в Москве, для дальнейшей учебы выбрала (!!!) Сорбонну. А что мелочиться! Далее Марина сообщает, что в Париже «я попала в замечательную тусовку – потомков первой волны русской эмиграции». Дворянские отпрыски вели себя крайне аристократично: они то и дело являлись к ней в три часа ночи и заявляли буквально: «Вставай, мы едем на дискотеку». Вот такая вот светская парижская жизнь – с дискотеки на дискотеку с князьями да графьями. Как писал «Московский комсомолец»: «Миниатюрная девочка из Владикавказа, ставшая светской львицей Парижа» Вот не больше не меньше.
А что? Для лохов – сойдет.

Никогда не забуду, как в разгар перестройки в Москву с помпой явилась старая наркоманка Люба Успенская. В том же «Московском комсомольце» у нее брали интервью как у «яркой звезды американской эстрады», хотя вряд ли ее популярность выходила за пределы трех ресторанов на Брайтон-Бич.

С Сорбонной надо разобраться. Прежде всего непонятно, сколько времени заняло ее обучение в Париже (обычно все эти «выпускники» Кэмбриджей и Оксфордов горят именно на сроках – никому из них еще не удалось просидеть в престижном вузе больше года). Кроме того, после студенческих волнений 1968 года единой Сорбонны в старом понимании этого слова уже нет, власти разделили мятежный вуз на пять независимых университетов. В каком из них училась Марина?

В одном из вариантов ее биографии – на сайте «Знаменитые люди Москвы» — читаем: «С октября 1996 по октябрь 1997 – работа в коммерческом секторе, на посту Председателя правления ЗАО «ЭНСИЭС» (Русская телефонная компания). Затем, до начала 1999 года – учёба в психологическом колледже университета Сорбонна (Париж, Франция)».

Так, это уже кое-что. Теперь мы знаем: в Сорбонну она приехала не раньше октября 1997 года и закончила не позже, ну, скажем, марта 1999 года. То есть на все про все максимум полтора года.

Можно за это время получить высшее образование? Конечно, нет, тем более во Франции. А поучиться в «психологическом колледже университета Сорбонна»? Наверное, можно. И даже съездить в учебную поездку куда-нибудь (что потом в многочисленных интервью превратилось в «экспедиции» в Африку и Латинскую Америку»).

Но, может, в биографию вкралась ошибка? Может, Марина поступила в Сорбонну не в 1997 году, а раньше? Вот что она сама говорит: «Мне было тридцать восемь лет, я уже поработала на радио, телевидении, в администрации президента, занималась бизнесом. И у меня наступил кризис среднего возраста. Я стала искать, чем мне заняться. И решила уйти в психологию. Сначала поступила на психфак МГУ, потом мне предложили поехать в Сорбонну.»

Марина, как приличествует даме, нигде не сообщает свой возраст. Но мы-то знаем, что 38 лет ей было аккурат в 1997 году. Все сходится. Кроме того, мы теперь знаем: на психфаке МГУ она числилась один месяц, а именно сентябрь 1997 года.
Но вот незадача. В интервью журналу «Лимузин» читаем: «с 1994-го
по 1996-й работала в администрации президента, год после этого
занималась бизнесом. В 1998-м изучала психологию в МГУ, затем в Сорбонне.» Ничего не понимаю.

Попробуем бегло пробежаться по ее интервью, чтобы закрыть, наконец, тему высшего образования Марины Юденич:

« Потом я закончила психфак и иняз, после чего изучала психологию в Сорбонне, в Париже, который я обожаю. Каждый год наезжаю туда и теперь, там много друзей, например, княгиня Мария Магалова. После Сорбонны были экспедиции в Африку, где я видела уникальные обряды смерти и возвращения человека к жизни, причем его собственными силами. Они очень мастерски владеют своим телом. — Почему же после Сорбонны Вы не стали экстрасенсом? — Я пошла работать в пресс-службу Ельцина.» Тут все вранье: на психфаке проучилась месяц, в инязе не училась ни дня, после Сорбонны (если она вообще была) в пресс-службу Ельцина не возвращалась.

«Потом вернулась и закончила психологический факультет МГУ» . Вранье. Не заканчивала.

«…получила сразу два высших образования». Ну, нас не проведешь: мы теперь точно знаем, что образование было одно, да и то заочное.

«Получила юридическое образование в МГУ и психологическое в Сорбонне.» Юридическое образование получила не в МГУ, а в заочном институте. Насчет Сорбонны уже сказано.

«Окончила МГЮА и парижский университет Сорбонна.» Ну, это рыковский «Взгляд», можно не комментировать.

«Я закончила Сорбонну, но психологией как таковой, вот непосредственно как психолог – не занималась…» Это рыковское радио, так что no comment.

«Марина Андреевна Юденич.
Российская писательница, юрист, психолог, политтехнолог, окончила парижский университет Сорбонна». Да ничего подобного!

А вот еще замечательное, хотя с высшим образованием впрямую не связано: Марина не только потомок знаменитого генерала Николая Юденича, она ещё и член известного парижского клуба «Сент-Джордж», созданного молодыми отпрысками российских дворянских фамилий.

Что за французский клуб с английским названием и с русскими членами? Почему ее туда приняли? Она осетинская дворянка? Интернет глухо молчит. Ничего про «известный клуб» выяснить не удалось. Зато как звучит! Сент-Джордж, не хухры-мухры!

Тут уместно затронуть тему мужей Марины Юденич. Тут тоже не все ясно. В интервью она вот что говорит: «Первый был инженером-связистом, правда, сыном номенклатурных родителей. Второй — депутатом и политиком средней известности. Третий — ну, будем говорить, олигарх. Нынешний — как я уже сказала, издатель.»

Насчет разногласий относительно рода занятий первого мужа я уже писал. Но и со вторым не все ясно. Тут она говорит: «депутат и политик средней руки». А в другом интервью – вот что: «У меня был смешной второй брак. Одного знакомого должны были отправить послом в какую-то страну. Он был холостяком, а послу положена жена. И он сказал: «Марин, ты — единственная женщина, на которую я могу положиться, так как ты не будешь потом качать права». И мы поженились. Самое интересное, что послом он никуда не поехал.»

Насчет третьего мужа Марина долго делала в разных интервью глухие намеки, ни разу не называя его имени. Наконец, в «МК» делает сенсационное заявление: «Мой бывший муж принадлежал к так называемой семибанкирщине.» То же самое утверждение на все лады повторяется в ЖЖ, причем Марина неоднократно подчеркивает: муж-олигарх не был евреем, а был, наоборот, донским казаком: Мне вспомнилось мне вот что. Лет десять назад мой тогдашний муж – имевший несчастье (впрочем, тогда мы полагали, что ничего страшного в этом нет) принадлежать к числу приснопамятных «семибанкиров», отмечал юбилей. .. Бывший муж рассказывал, как однажды в компании — кстати — с еще одним сидельцем у иных берегов, заехали по утру в Александровку, на дачу к БАБу и застали того за завтраком. Олигарх с аппетитом уминал гречневую кашу.
«Вот смотри — отчего-то недобро констатировал будущий обитатель земли обетованной — он так хочет быть русским, что даже по утрам ест гречневую кашу» .Муж (тогдашний) будучи сам из кубанских казаков тонкого семитского юмора не постиг. Вернее, постиг не вполне. Но фразу запомнил )

Это уже кое-что. Семибанкирщина – узкий круг предпринимателей, которых время от времени принимал у себя Ельцин, а они на него всячески давили. Позже их стали называть «олигархами». Списки участников «семибанкирщины» в разных источниках немного отличаются, поэтому, чтобы никого не упустить, приведем не семь, а девять фамилий:

Владимир Гусинский. Отметаем. Еврей.
Брис Березовский. Мимо. Еврей.
Петр Авен. Мимо. Еврей.
Александр Смоленский. Мимо. Еврей.
Михаил Фридман. Мимо. Еврей.
Михаил Ходорковский. Мимо. Еврей.
Владимир Потанин? Глупости. Вся его личная жизнь, как на ладони. К тому же он потомственный москвич.
Виталий Малкин? С Урала. Владелец лопнувшего в 1998 г. банка Российский кредит. Со вкладчиками не рассчитался, однако в отличие от Гусинского и Смоленского, в бега не ударился. Сейчас он представитель Бурятии в Совете Федерации. Кажется, еврей, с Доном его ничего не связывает.

Итак, остается одна кандидатура: бывший глава Инкомбанка Владимир Виноградов. Пустился в бега (кажется, в США рванул) сразу после августовского кризиса 1998 года. Мог одновременно отправить Марину от греха подальше во Францию? Мог. Вот только странное дело: уезжал он в это время в Америку с законной женой (отнюдь не Мариной Юденич) и тремя детьми. Приглядимся к его биографии. Родился в Уфе, но после окончания Московского авиационного института в течение 7 лет pаботал на пpоизводcтвенном объединении «Атоммаш» в г. Волгодонcке (Роcтовcкая облаcть). На этом «Атоммаше» в 1983-1985 годах был секретарем комитета комсомола. Кое-что общее есть: Марина в это время была в авиационном министерстве секретарем комитета комсомола. Могли познакомиться. Затем Виноградов перемещается в Москву, и вовсю включается в комсомольский бизнес. Например, учавствует в создании первого в Москве молодежного жилищного комплекса «Сабурово». Марина в Москве делает примерно то же самое в Сокольническом райкоме. Вдруг в ее жизни – крах. Выгоняют с работы, развод, семья мужа выставляет ее из квартиры на Мясницкой, вместе с маленькой дочкой и мамой Марина оказывается в коммуналке. Из коммуналки она выезжает на новом муже, депутате. А олигарх? Почему она в его биографии следов не оставила? Смею предположить, что олигарх был не мужем, а любовником.

Но вернемся к нашим баранам. То есть законным мужьям.

Итак, сразу после Сорбонны у Марины появился очередной муж: Эдуард Жигайлов, сын известного советского фотографа Алексея Жигайлова, владелец издательства ЭКСИМ (между прочим, мой однокурсник, мир тесен); а в настоящее время, помимо должности гендиректора в собственном издательстве, он служит в мэрии, занимая пост Генерального директора объединенной редакции изданий Мэра и Правительства Москвы.

Что можно выжать из мужа-издателя? Правильно: Марина в одночасье стала писательницей. Муж придумал ей красивый псевдоним – Юденич (девичья фамилия марининой еврейской бабушки, к белогвардейскому генералу, естественно, никакого отношения не имевшей). Под этой фамилией стали выходить книги. Сначала повесть «Гость», затем как из рога изобилия – кирпич за кирпичом — романы «Я отворил пред тобою дверь», «Сент-Женевьев де буа», «Исчадия рая», «Ящик Пандоры», «Дата моей смерти», «Стремление убивать», «Титаник плывёт», «Игры марионеток», «Welсome to Трансильвания», «Антиквар», «Доля ангелов»…

По пять романов в год, которые к тому же без конца переиздавались в новых обложках. Только на «Озоне» находим 43 издания. Под силу ли одному человеку (тем более никогда ранее не занимавшемуся сочинительством) написать столько? Не знаю. Может, и сама писала. С первых шагов ее писательской карьеры в ней проявился ее талант пиарщика: на обложках никому не известного автора сразу же появились сообщения: “Марина Юденич — одна из самых популярных сегодня писательниц России, первые романы которой разошлись неслыханными тиражами.” Как такое не купить? “Роман Марины Юденич, профессионального психолога и одной из самых популярных писательниц России” Еще: Произведения Марины Юденич в рекордно короткие сроки снискали себе огромное количество поклонников и принесли автору широкую популярность.

Этот же ход использовал потом для популяризации своей макулатуры Константин Рыков. Если хочешь сделать человека «культовым писателем», «самым популярным писателем России», «автором бестселлеров», просто напиши об этом на обложке. Несведущий читатель («лох», по терминологии К.Рыкова) скорее купит «самого популярного писателя», чем такого, о котором скромно сообщается: «родился… женился… написал…». «На дурака не нужен нож, ему немного поднаврешь…»

Итак, что мы имеем? Четверо мужей – и четыре этапа биографии.

Первый период – комсомольский. Муж – номенклатурный сынок.
Второй период – политический. Муж – депутат (или дипломат).
Третий период – бизнес. Муж (или любовник) – олигарх.
Четвертый период – «писательница». Муж — издатель.

Бытие определяет сознание. Мужья определяют род деятельности.

В 1999 году журнал «Лимузин» публикует с ней интервью об автомобилях: «Марина Юденич, юрист, психолог. Водительский стаж — 8 лет,владеет тремя машинами: «Мерседес-Бенц SEL 600 AMG», кабриолетом
«Мерседес-Бенц SEL 500 AMG» и «Мазерати Кваттропорте».
— С точки зрения психолога, насколько ярко проявляется
характер человека за рулем?
— Манера езды на автомобиле говорит о водителе куда больше,
чем любой тест. Я по своей природе лидер, и потому мне присуща
некоторая агрессивность за рулем. Никогда не пропускаю вперед,
при первой же возможности иду на обгон…»

Естественно, весь этот автопарк у нее остался после убежавшего любовника-олигарха. И не только автопарк, а еще и часть коллекции антиквариата.

Вот как живописует ее быт сайт «Утро-ру»: Каждый день вечером в своем особняке на Николиной Горе, где собраны бесценные живописные миниатюры и предметы антиквариата, Марина Юденич (напоминающая своим видом скорее персонажа эпохи ар-деко, с унизанными причудливыми кольцами пальцами) — во власти нового романа. Не отвечает на телефонные звонки, не разговаривает ни с кем. Сегодня она написала уже больше десяти книг, и все они разные, непохожие одна на другую.

Не исключено, что в этот период на почве антиквариата, а вовсе не писательства (Костя Рыков еще не планировал заниматься литературным продюсерством) наша прохиндейка познакомилась с прохиндеем. Костя как раз в помощью папы занимался перемещением во Францию бесценных музейных сокровищ, открыл в Москве и Ницце по галерее, на всякий случай зарегистрировал сайт антиквариат-ру. Если вы хотите полюбоваться на то, что Косте удалось вывезти, откройте выходные данные «Буржуазного журнала», найдите там адрес французского корпункта, это и есть Костина вилла на лазурном берегу, где под бдительным папиным присмотром находятся сокровища Али-бабы. Говорят, от пола до потолка все увешано полотнами.

В 2002-2003 годах Марина Юденич совершала вояжи по стране, презентуя свои книжки и выступая с платными лекциями как «знаменитый психолог», а также консультируя местных князьков в качестве «выдающегося политтехнолога». При этом она щедро раздавала интервью местной прессе. Эти интервью стоит почитать.

«Внучка генерала Юденича учила иркутян, как выбирать губернатора.» Вот заметка целиком:

«В конце прошлой недели Иркутск посетила Марина Юденич — внучка известного белого генерала Николая Юденича. (внучка!!! И это при том, что у генерала Юденича не было детей, он умер бездетным) На советских плакатах Юденича рисовали вместе с Колчаком, Деникиным и Врангелем в образе бешеных псов. В 1919-м Николай Николаевич руководил наступлением белогвардейских войск на Петроград. Внучка же Юденича отличилась своим творчеством. Марина Андреевна пишет романы и повести, известные больше за рубежом, чем в России.(Ага, держи карман шире). Сейчас в Париже готовится экранизация ее повести «Гость». (Странно, что за пять лет так и не экранизировали). В Иркутск Марина приехала по приглашению студенческого театра, который создан в лингвистическом университете. Его студенты под руководством профессора Николая Антипьева поставили пьесу «Закон маятника» по мотивам повести Марины Юденич «Дата моей смерти».
— Сейчас я работаю во Франции,(вот новость! кем же?) — рассказывает Марина. — Приехала на десять дней в Россию и очень обрадовалась иркутскому приглашению. Для писателя важно знакомиться с новыми людьми. Я мечтала вырваться как можно глубже в Россию, посмотреть, как здесь живут люди.
Юденич провела для студентов-журналистов ИГЛУ лекцию на тему «Пиар в литературе и кинематографе». Гостья нашего города знает толк в этой профессии: работала в администрации президента, занималась бизнесом, вела ток-шоу «Просто Марина» на НТВ.
— Руководство канала заказало мне «умное, злое, не бабское шоу», — вспоминает Юденич. — Но в скором времени стало понятно, что российские домохозяйки прежде всего интересуются ушедшими мужьями и подгоревшими котлетами. Мне были не интересны эти «бабские» темы. Телекамеры мощно усиливают любую эмоцию, и мое неприятие было отчетливо видно на экране. Проект закрыли. (В своем ЖЖ Марина рассказывает несколько другую версию: ветераны НТВ вовремя «вспомнили», что это именно Марина вела в вечернем эфире ОРТ сюжет об операции «Падает снег», когда охранников Гусиснкого возле мэрии положили мордой в снег.)
Сегодня Марина Юденич готовит новый телепроект (где же он?), в то же время серьезно занимаясь технологией выборов и продвижения товаров. (ага, свои товары, т.е. книги, продвинула замечательно) В 38 лет она поступила на психологический факультет МГУ, умудрилась поучиться даже в Сорбонне. ( Хм. До сих пор мы слышали от нее, наоборот, что «поучилась» она как раз на психфаке, а вот Сорбонну все-таки закончила). Иркутским студентам внучка белогвардейского генерала рассказала, каким способом лучше всего одурманивать народ. (О да! Только иркутские студенты не поняли, что она не только рассказала, но и показала, как их следует дурить).
— Я привезла вам ноу-хау, о котором еще никому не рассказывала, — говорила «просто Марина». — Чтобы выбрать в какой-либо области губернатора, целесообразно снять фильм о человеке, который внешне и внутренне на него похож. Чем тратить деньги на разбрасывание листовок с самолета, гораздо вернее показать этот фильм за год до выборов. Электорат интуитивно свяжет добрый образ героя фильма с человеком, которого необходимо выбрать.
Марина Юденич рассказала иркутянам о жизни столичного бомонда (потрясающе! Просто Хлестаков в юбке! Бедные иркутяне), побывала на премьере спектакля по ее пьесе и вдоволь наговорилась о современной литературе».

Иркутское ТВ передает в новостях: заезжая знаменитость Марина Юденич «в начале 90-х стояла у истоков авторского телевидения»

Замечательно: Костя Рыков – отец русского интернета, Марина Юденич стояла у истоков авторского телевидения! Чего только не узнаешь. Век живи – век учись.
До сих пор считалось, что у истоков авторского телевидения стояли Владимир Молчанов, ребята из «Взгляда» и Кира Прошутинская. Оказывается, это заблуждение. Там стояла Марина Юденич.

Про то, что писали о рыковской подопечной в рыковском журнале (сам Рыков), в рыковском интернет-издании, мы уже знаем. А как же рыковское радио? Неужто там Марину Юденич обошли вниманием?

Как же! В рамках раскрутки книги «Нефть» целых 3 (или 4?) передачи. Полный цикл, так полный цикл.Интервьюировать писателя-юриста-психолога-политтехнолога-руководителя поручено лично заместителю главного редактора рыковского «Взгляда» Юрию Гиренко.

«Нефть» — это книга о политике? — задает нашей героине идиотский вопрос «рыковский мальчик» Ю.Гиренко, — Это некий фантастический репортаж или какое-то послание?» . Писательница-пароход-человек терпеливо отвечает: «Безусловно – о политике… Потому – никаких фантазий и уж тем более никаких посланий. Скорее уж – теоретически переработанный репортаж».

Хм. Что именно и как именно «теоретически переработала» наша культовая писательница, видно невооруженным глазом. Отовсюду торчат белые нитки. Чтобы далеко не ходить, возьмем пост из моего журнала, датированный 8 марта 2007 года:

«Однажды меня пригласили якобы читать лекцию в этом Русском институте Колумбийского университета. Было это двадцать лет назад. Дали визу, оплатили билеты, обещали гонорар. Прилетел я первым классом Pan American из Москвы в Нью-Йорк, являюсь в назначенное время в назначенное место и мне говорят: «Понимаете, у нас такая форма лекций, вам, наверное, покажется странным, но вы будете выступать во время перерыва, то есть ланча. Это наша старинная традиция. Brown Bag Lunch называется.» Вхожу я в аудиторию, там сидят действительно человек десять молодых мужиков, похожих больше на десантников, чем на студентов. Перед ними открытые коробочки с завтраками и бумажные стаканы с кофе. И вот они, как только я начал говорить, начали жрать и кофейком запивать…»

А теперь откроем вышедшую спустя семь месяцев «Нефть» Юденич:

«Потом – году в 94-м Лемеха пригласили прочитать лекцию в Русский институт Колумбийского университета. Он помчался с радостью и даже возгордился… Приехал, однако, какой-то растерянный. Во-первых, никаких тебе университетских аудиторий, с убегающими вниз рядами кресел… Лекция странным образом совпала с ланчем. Лемеху, правда, вежливо объяснили, что это обычная практика университета и даже традиция – Brown Bag Lunch… Слушателями его истории про особенности становления российского бизнеса оказались несколько крепких ребят, больше похожих на морских пехотинцев, нежели слушателей экономического отделения. Разумеется, они ели – что-то из своих картонных коробочек и, возможно, даже чавкали, прихлебывая кофе из пластиковых стаканов.»

Это так, мелочь. С сайта типа компромат.ру госпожа Юденич перекатывает свои «сенсационные разоблачения» целыми страницами.

Легенды и мифы вокруг этой «светской львицы» растут как снежный ком. Вот в Википедии читаем:
«Автор тринадцати романов, написанных в жанре психологического детектива с элементами мистики, из которых наиболее известен «Сент-Женевьев-де-Буа» (есть сведения, что к его экранизации в 2007 году должен приступить Роман Полански).»
«Есть сведения», и все тут. Откуда сведения? Поисковики подсказывают: из… болгарской печати: отсюда и отсюда.

В первом случае болгарские журналисты называют ее «русской Опрой Уинфри», во втором – «русской Агатой Кристи». Пиариться так пиариться! А для поддержания интереса целевой аудитории Марина сообщает, что училась писать, читая романы болгарского писателя Вежинова, и вообще была влюблена в некоего болгарина, и все это выносится с заголовок. Конечно, если бы сообщалось, что сама Опра Уинфри или Агата Кристи крутили роман с болгармким плейбоем и учились писать, изучая вершины болгарской литературы, эффект был бы больший, но и так сойдет. В Болгарии же тоже есть лохи.

А вот еще рыковская передача.

Сергей Грушевский: Мы пригласили к нам на разговор одного из самых продаваемых авторов в России, тиражи романов нашей гостьи достигают 100 тысяч экземпляров, что, кстати, для книжного рынка нашей страны, ну, наверное, абсолютный рекорд. Так что присоединяйтесь к разговору. Уважаемые радиослушатели, у нас в гостях писательница Марина Юденич, здравствуйте, Марина Андреевна!

Ну-ка, послушаем, интересно.

С.Г.: Но все равно, нажили-то себе врагов, наверное?
М.Ю.: Ну не впервой. У меня уже были истории, когда я какие-то вещи рассказывала, и в эфире телевизионном, и в книгах, и обижались… Небезызвестный Владимир Александрович Гусинский (хотя, наверное, уже безызвестный, уже забыло поколение, кто это), вот кричал: «Я уничтожу эту женщину!». Но, как видите, жива, здорова. Поэтому и дальше будем.

Итак, она уже равновелика самому Гусинскому. Неудивительно: ведь Марина родоначальница российского авторского телевидения, русская Опра Уинфри!
Рыковская фабрика лжи продолжает свое дело. Рыков вступает в «Единую Россию», попадает в предвыборный список, в своем ЖЖ денно и нощно славит Путина. Марину, надрываясь, интервьюируют тщедушные рыковские СМИ.

С.Г.: Как Вы восприняли решение Путина возглавить федеральный список Единой России? Кстати, где это Вас застало?
М.Ю.: Ой, застало меня это очень смешно, потому что накануне разговаривала с друзьями, и речь шла о том, что он возглавит, было такое предположение. И вот я сижу возле телевизора дома, смотрю прямую трансляцию, и он говорит, что «я не должен быть членом партии». Я в ярости выключаю телевизор, думаю, ну как же так? Ну он же обещал?!! Что же это такое?!! То есть я не дослушала его до конца. Я начинаю метаться просто по дому и говорить: «Ну это не правильно! Он общенациональный лидер, он должен!» Мне звонят, говорят, что, мол, все в порядке, поздравляем. Я говорю: «Да с чем поздравляем-то? Он отказался!». «Да как же отказался, он только что сказал, что вот возглавляет». То есть восприняла я, безусловно, позитивно, я считаю, что это правильно. Что общенациональный лидер, не важно, как он называется, президент, премьер-министр, лидер правящей партии – он общенациональный лидер. С этим не спорит никто, даже самая глубокая оппозиция. Они признают. Что да, рейтинг 70%, да, народ влюблен в Путина. Ну, вот влюблен – и надо жить с этой влюбленностью, пока она есть.

 

https://avmalgin.livejournal.com/530091.html

Ресторатор Жанна Ким. Биография. Фото
Речь Мерил Стрип с обвинениями в адрес Дональда Трампа. Полный текст на русском
Дмитрий Уткин (Вагнер). Биография. Фото
Александр Невзоров о Зое Космодемьянской
Линдси Лохан приняла ислам
Герман Стерлигов о Владимире Высоцком
Причина смерти Кэрри Фишер
Интервью Эдуарда Багирова сайту "Спутник и Погром". Полный текст
Открытое письмо Андрея Малахова Константину Эрнсту
Правила жизни Мавроди
Список любимых фильмов Стивена Кинга
Математик Владимир Воеводский о своем мистическом опыте