«Кремлёвский централ» Изолятор 99/1 — федеральная тюрьма № 1

"Кремлёвский централ" Изолятор 99/1 — федеральная тюрьма № 1

СИЗО 99/1. Тюрьма эта небольшая, рассчитана всего на 120 человек. Это следственный изолятор особой категории — как и СИЗО «Лефортово», он находится в федеральном подчинении, и уведомление на его посещение ОНК Москвы направляет во ФСИН России, на имя директора А.А. Реймера.

СИЗО-99/1 находится на той же территории, что и СИЗО «Матросская тишина», а именно на 5 и 6 этажах главного административного корпуса «Матросски».

Здесь всего 20 камер (по 10 камер на каждом этаже). В камерах чисто, как и во всех камерах этого СИЗО, туалеты отгорожены более-менее высокой полустенкой, там не «Чаша Генуи» и не параша, а нормальный унитаз, раковина, холодная и горячая вода. В душ водят без проблем.

В 2009 году, в издательстве «Вагриус» вышла книга «Замурованные».

книга «Замурованные»Ее написал в тюрьме аспирант-историк Иван Миронов, один из обвиняемых в покушении на Анатолия Чубайса. За два года заключения судьба свела писателя с уникальными людьми: VIP-преступниками или VIP-подозреваемыми. Впрочем, и сама тюрьма, где разворачивались события, описанные в этой документальной книге, тоже была рассчитана не на простых, а на особых людей.

«ЧЕМ КРУЧЕ СТАТЬЯ — ТЕМ ИНТЕРЕСНЕЕ КОМПАНИЯ»

Иван Миронов не похож на матерого террориста-подрывника. Он не похож даже на аспиранта-историка. Самый близкий образ, подходящий к моему собеседнику, — модный студент престижного московского вуза. Вот только такого острого и цепкого взгляда у студентов не бывает. Такой взгляд вырабатывается годами в замкнутом пространстве камеры, в изматывающих бесконечных беседах со следователями, когда каждое лишнее слово может стоить нескольких лет заключения.

 — Иван, почему централ, где ты просидел два года, называется «кремлевским»?

— Изолятор 99/1 — федеральная тюрьма № 1 — на сегодняшний день самая жесткая, замороженная тюрьма России. В ней сидят миллиардеры, миллионеры, лидеры преступных группировок. Самая главная тюрьма в России. Ее еще называют «Фабрикой звезд», «Бастилией». Еще в ней сидят люди, которых прячут или от подельников, или от собственных возможностей. Стены «девятки» для них неприступны. Кроме того, если в общих тюрьмах можно за деньги устроить себе дольче виту в виде телефона, икры, коньяка, кокаина, то здесь слаще морковки и крепче кефира тебе ничего не предложат. За любые деньги здесь ничего не решишь.

 — Как смогли организовать такой режим?

— Персонала в «девятке» в три раза больше, чем сидельцев. Все следят друг за другом, все друг на друга стучат. Камеры, аудиозапись… Вертухай даже дверь открыть в одиночку не может — должен позвать напарника.

 — В конце книги у тебя целый список «громких» имен тех, с кем тебе довелось сидеть вместе. Люди с первых газетных полос последних лет — это и банкир Френкель, и юкосовец Пичугин, и «ночной губернатор» Петербурга Барсуков (Кумарин), и легендарный киллер Леша Солдат … Как так получилось?

— Во-первых, это специфика «Кремлевского централа», где практически все арестанты — фигуранты громких дел. Во-вторых, и посидеть пришлось немало — два года. В-третьих, есть такая форма оперативного пресса, называется «посадить на трамвай». Когда тебя регулярно перекидывают из хаты в хату, не давая привыкнуть к сокамерникам, прийти в себя, успокоиться, обжиться. Первые полгода в тюрьме я только так и катался.

Цитата из книги:

«Тюрьма — это те же казаки-разбойники, тот же пейнтбол или экстремальный туризм. Но здесь острота ощущений достигается подлинной реальностью и непредсказуемостью происходящего с тобой. Здесь хороший коллектив дорогого стоит. Чем круче статья — тем интереснее компания… Заехав по третьим-четвертым частям особо тяжких статей, предусматривающих от червонца до старости, можно быть уверенным в новых, как говаривал банкир Френкель, качественных приключениях».

Знаменитые «клиенты» «Кремлевского централа»:

Алексей Владимирович Пичугин — бывший глава отдела внутренней экономической безопасности в нефтяной компании «ЮКОС».

Алексей Френкель — бывший банкир, осужденный за убийство первого заместителя председателя ЦБ России Андрея Козлова

Григорий Петрович Грабовой — создатель нового религиозного движения «Учения о всеобщем спасении и гармоничном развитии», основатель «партии ДРУГГ»

Василий Бойко — глава компании «ВашЪ финансовый попечитель»;

Бадри Шенгелия — предприниматель, обвинялся в рейдерских захватах предприятий в Санкт-Петербурге;

Алексей Шерстобитов — бывший офицер, обвинялся в убийстве Отари Квантришвили.

 

Бешенный статистик устроил бойню в турецком институте
"Травка" помогала школьному сторожу писать стихи
Сын сnu3дuл телевизор у родной матери
Житель Люберец выкинул из окна жену, ребенка, себя, а затем подох в ИВС
Денис Евсюков доволен условиями пожизненного заключения
Бунт в колонии ЛИУ-3 в Нижегородской области
Манифест чарлстонского стрелка Дилана Руфа. Полный текст
Приговор сыну руководителя Госфильмофонда РФ Николая Бородачева
Владимир Аникеев («Шалтай-Болтай»). Биография. Фото. Приговор 6 июля 2017 г.
Кто такой Филипп Лис + приговор
Комментарий Тимирязевкого районного суда по делу инвалида Антона Мамаева + видео разбойного нападени...
Телефонный разговор между Сечиным и Улюкаевым. Полная стенограмма