Кирилл Разумовский о ситуацию с гибелью журналистов в ЦАР

Кирилл Разумовский о ситуацию с гибелью журналистов в ЦАР

Разом отвечаю на все вопросы «расследователей». Достали плясать на трупах.

Итак, давайте разберем ситуацию с гибелью парней в ЦАР по гамбургскому счету. Нынче все, кому не лень, пытаются связать меня с произошедшим.

Начнем с того, о чем по непонятным мне причинам молчит Коняхин, — раньше я об этом не говорил, потому что всю информацию сообщил следователю СК, и старался не распространяться, пока идет следствие. Но нынешняя информационная травля, организованная в ФБшечке и ряде СМИ в мой адрес, заставляет обобщить всю имеющуюся инфу и заявить о следующем:

Когда в апреле со мной первый раз связался Саша Расторгуев я был в командировке. Он просил помочь ему с поездкой в Сирию, о ЦАР не было ни слова. Вернувшись из Сирии, я почти сразу улетел в Германию, где у меня произошла неожиданная встреча с Абу. Мы разговорились, у нас зашла речь про Африку и, между делом, мы вспомнили про Мартина, с которым я не виделся с 2013-го года. Я оставил Абу свой телефон, после чего (впервые с 2013-го года!) мне написал Мартин.
В июне по моему возвращению в Москву мы встретились с Коняхиным, Чепелем и Сашей. Коняхин почему-то молчит о том, что просил меняна этой встрече не о фиксере в ЦАР, а о «консультанте по Африке».
Почему-то он ни разу не упомянул о том, что мою переписку с Мартином в вотсапе я показал ему прямо на той самой встрече, рассказав о Мартине все, что знаю. Коняхин почему-то забыл, что с Сашей по телефону я разговаривал ровно один раз. Остальные разговоры, предшествовавшие нашей встрече, Расторгуев вел в вотсапе в присутствии и с участием Коняхина. Почему-то Коняхин молчит, что в конкретные планы по ЦАР меня никто не посвящал. Меня спросили про человека, понимающего в Африке — я дал контакт Мартина.
Правильно ли я понимаю, что Коняхин, будучи продюсером ЦУР, занимающегося расследованиями(!), и обратившись к сотруднику ФАН, принципиально не стал проверять какие-либо данные, предоставленные мной в ходе беседы? Видимо, я один смог зажать всех представителей ЦУР в темном углу ресторана «Бакинский дворик», и строго-настрого запретил проводить фактчекинг, интересоваться любой информацией о Мартине?
Коняхин регулярно ссылается на нашу общую с Расторгуевым знакомую, якобы настоявшую на том, чтобы Александр обратился ко мне. Сначала Расторгуев интересуется у Коняхина тем, “what is RIA FAN”, получает ответ, отказывается от работы со мной, а потом резко меняет мнение и уже готов общаться.

Складывается впечатление и, думаю, можно найти доказательства, что обращение Коняхина ко мне было специально спланированной и глубоко продуманной акцией.

Об этой версии свидетельствует следующее:

1. Значительная настойчивость Коняхина и его сотрудников по Африке, хотя на встрече со мной в основном обсуждалась ситуация в Сирии, а это совсем не ЦАР. Они не знали (по крайней мере, я им об этом не говорил) о моей поездке в эту страну. Как я уже написал выше, меня просили помочь только с поездкой в Сирию. Почему-то все называют Мартина фиксером, предоставленным мной, хотя его номер я давал сугубо, как номер человека, работавшего некогда в Африке, и могущего рассказать о том, что в Африке (а не в ЦАР!) есть, какие необходимы прививки, куда поехать и что посмотреть. На тот момент я даже был не в курсе, что Мартин работает именно в ЦАР, т. к. не проверял префикс его номера.

2.В список контактов на телефоне я, возможно, внес номер Мартина после встречи с Коняхиным. Это обычная практика на мой взгляд, что публичные люди не сразу сохраняют все телефоны в записную книжку.

3. Контактов у Коняхина и его владельца Ходорковского по Африке было много, но они почему-то обратились ко мне, зная мое отношение к «яростным либералам»? В чем была сложность все организовать через знакомых им через Елену Серветтаз французов или того же Хантера Хини? Для чего был нужен я? И причем здесь Аббас Джума, о котором никто вообще не упоминал в разговоре со мной? Уверен, что он точно никого никому не советовал.

4. Коняхин забывает упомянуть, что в разговоре со мной он многократно упоминал о некоем персонаже с позывным “Якут”, располагающем, согласно словам Коняхина, обильной разносторонней информацией о работе российских ЧВК в Африке.

5. Если биллинг предоставленный Досье настоящий, то значит у них очень глубокое погружение агентами в ЦАРе, или Ходорковский сотрудничает со спецслужбами Франции (Англии, Нидерландов), и биллинг был получен через головной офис оператора Orange во Франции или TeleCell в Британии и соответствующие спецслужбы…

6. Сотрудничество с иностранными агентами выглядит вполне правдоподобно, потому что получить ту информацию, которая опубликована Досье (если это не нарисованные Каневым картинки), обычным гражданам довольно проблематично, если не сказать, что невозможно. По крайней мере, мы, когда в августе ездили в ЦАР расследовать убийство ребят, получить их не смогли.

7. Использование журналистами удостоверений и табличек миссии ООН, а также коняхинские настоятельные требования к убитым журналистам о необходимости лезть на рожон и организовывать провокации… И все это по личным указаниям Коняхина…

8. Самое важное, о чем умолчал Досье в своем расследовании, — биллинг местных сим карт убитых ребят — почему они не опубликовали его, ведь тогда бы стало ясно: с кем созванивались погибшие журналисты и кто их отправил на дорогу смерти в ночное (самое опасное) время суток. Ведь еще в 19.00 они были в Сибю, где относительно безопасно, но кто-то дал им команду уехать оттуда.
Местные номера телефонов знал ограниченный круг лиц. Водитель был с журналистами, Мартин перестал выходить на связь, исходя из опубликованных данных, остаются только сотрудники ЦУР и сам Ходорковский. Мобильного интернета в регионах ЦАР, можно сказать, нет, соответственно остаются только звонки, которые обязаны быть в биллинге.

Скрыв факты биллинга убитых журналистов, Ходорковский пытается манипулировать информацией. Он подставляет не только себя, но еще журналистов, которые пишут тексты, на основе его «расследований». Ведь что может быть проще – установить, кто дал ребятам команду двигаться в сторону Кага-Бандоро, где в то время проходила «сходка» лидеров местных бандформирований и, насколько я помню, именно выходцев из ЧАДа.

Таким образом, основной мой вопрос к господам Ходорковскому и Коняхину: почему вы скрыли значимые данные, если проводили независимое расследование, и о чем еще вы решили умолчать? Ходорковский заявлял, что располагает множеством фактов, однако мы увидели только то, что вышло в «Новой газете».

Опубликованная там информация подается однобоко и не дает всей полноты картинки. Это наводит на размышление, что Ходорковский публиковал не объективное расследование, а выгодную ему интерпретацию событий, которая покажет, что сам Ходорковский не виноват. Ведь, если бы ему нечего было скрывать, он опубликовал бы все.
И для тех, кто любит болтать: я был первым, кто прибыл в ЦАР.

Звал всех, но смелости хватило только у корреспондента «Фонтанки» Юлии Никитиной, а также у двух независимых журналистов — Дениса Тарасова и Владимира Малянова. Информацию собирать в ЦАР очень сложно, и она довольно противоречива, потому что за 100 долларов местные расскажут все, что угодно.

Отдельно хочется обратить внимание на цель поездки, которую организовали Коняхин и Ходорковский, — поиск ЧВК Вагнер. Так некоторые журналисты называют сообщество русских, по тем или иным причинам присутствующих в разных точках мира. Я был в Донбассе, в Сирии, в Африке — и везде есть русские. Как определить: из ЧВК человек или нет, уважаемые коллеги-журналисты? Или вы записываете в ЧВК любого человека славянской внешности, работающего за пределами РФ?

Если брать непосредственно ЦАР, где Ходорковский хотел найти ЧВК Вагнер, в мае 2018-го года я сопровождал там гуманитарную колонну. Она везла госпитали, медикаменты, продукты питания. Оружия или чего-то подобного там не было. В той поездке мы встречали представителей MINUSKA, местных бандитов, но мы не видели никакой ЧВК «Вагнера». Ехали мы в сопровождении русских инструкторов. Я не могу определить критерий «вагнеризма», подходят ли они под него, по мнению уважаемых коллег-журналистов? Могу подтвердить, что русские инструкторы действительно готовили местных новобранцев, которые нас охраняли. И это были именно инструкторы.
Кого тогда искала в ЦАР группа журналистов, отправленная Ходорковским?
Я посмотрел иностранную прессу, там часто публикуют фото русских инструкторов, которые не прячутся. Вот только некоторые из таких материалов:

https://www.la-croix.com/…/Centrafrique-main-basse-Moscou-2…
https://www.lexpress.fr/…/centrafrique-comment-moscou-suppl…
https://faso24.com/…/rca-larmee-russe-sinstalle-a-cote-de-…/
http://ndjonisango.com/…/centrafrique-les-3-russes-tues-or…/
http://www.lanouvellecentrafrique.info/…/centrafrique-des-…/
http://www.centrafriqueledefi.com/…/defense-c…/bangui-6.html
https://twitter.com/warsmonitori…/status/1033046014591201283


https://codastory.com/…/for…/russia-new-power-central-africa
https://www.gettyimages.co.uk/…/member-of-the-cl…/1012134118


https://www.youtube.com/watch?v=eyOy_mtjLRM&feature=youtu.be

Легенда о «русских наемниках» в Н’дасима и Бамбари полностью развалилась. В Бамбари летала Юлия Никитина. Все, что ей там удалось, — это потратить деньги на питание с риском для жизни. Но, если сотрудники ЧВК Вагнер выглядят как люди с черным цветом кожи, в драной одежде и без ботинок, то тогда ЧВК Вагнер там есть.
Ходорковский просто заманил журналистов, составил план и удачно для себя реализовал его. Не сделай он этого, то перестал бы быть интересен англичанам и американцам. Поэтому-то Коняхин и требовал от журналистов провокаций.

 

Источник