Интервью с главным редактором Ленты.ру Владимиром Тодоровым

У нашего сегодняшнего гостя было 100 причин не давать нам интервью, но он все-таки его дал. И это лишь первый повод его похвалить. 

Мы редко берём, особенно интервью, и часто оказывается, что герои, которых мы демонизируем, в жизни так себе собеседники. Но не таков 23-летний главный редактор «Ленты» Владимир Тодоров. Он приятно нас удивил и, надо сказать, после этого интервью мы поняли мотивацию Александра Леонидовича. Респектуем за назначение. 

Никаких спойлеров. Скажем только, что из этого эклюзивного интервью «Беспощадного пиарщика» (которое вы наверняка не прочитаете) вы, конечно же, не узнаете, что употребяет Владимир Тодоров, как его назначили главным редактором и почему большинство пиарщиков профнепригодны (хотя это вы и без нас знаете). 

— Владимир, как вы добились таких умопомрачительных успехов? У вас была стратегия и вы ей следовали? А если серьезно – вы еще полгода назад писали про синих китов, а теперь – нате – нужно рулить целым СМИ. Было страшно, когда предложили? Кто конкретно предложил и почему? Ваша первая мысль после того как вам предложили главредство Ленты? И главное, не страшно было, что не хватит опыта? Почему согласились? Зарплату-то хорошую дали?

— Минутка истории. В конце июня вышел наш спецпроект про даркнет. Помимо меня, над ним полгода корпела очень талантливая девушка Саша Степанищева и не менее талантливый аналитик, предпочитающий скрываться под маской Анонимуса. Проект нехило так выстрелил и нарвал целую охапку пылающих пуканов, а через две недели сдохла крупнейшая русская даркнет-площадка [для торговли наркотиками и другими запрещёнными товарами — БП] РАМП (совпадение? Не думаю!).

Чуть позже мне сказали, что с автором проекта хочет встретиться Александр Леонидович. Поговорили с ним о медиа, даркнете и технологиях будущего. А через некоторое время мне поступило предложение возглавить «Ленту.ру».

Конечно, я согласился. Во-первых, это как минимум не скучно и драйвово. Во-вторых, Александр Леонидович оказался крайне подкован в тонкостях работы медиа в целом и своих проектов в частности. Он справедливо отметил, что «Ленте» нужно стать более провокационной, ироничной и хайповой, а также привлечь молодую аудиторию и развивать новые форматы. В целом, стандартные задачи, согласитесь, но у него на них особый взгляд. Фундаментально-визионерский, я бы сказал.

В итоге я подготовил концепцию, мы ее обсудили, и я принялся за работу. В принципе, и все.

И да, зарплата нормальная, жить можно.

— Вы наверняка в курсе этой истории. Речь, напомним, о выложенной в общий доступ «Анонимным интернационалом» переписке вашего предшественника Гореславского с Прокопенко из АП, где Прокопенко присылает Гореславскому готовые тексты, а тот ставит их без изменения в «Ленту» подписывая псевдонимом «Дина Ушакова». Дина «написала» более сотни прокремлевских статей, последняя вышла в декабре 2016 года. Что с ней случилось потом? Как вы вообще к таким историям относитесь? Вы тоже получаете и ставите под видом редакционных статей тексты из АП? Под каким псевдонимом теперь публикуете?

— Конечно в курсе. Более того, Дина – реальный персонаж. Однажды она устроила адский скандал в редакции, и я в отместку отодвинул ее клавиатуру, нарисовал на столе детородный орган и задвинул клавиатуру на место. Да, в душе я все еще школьник.

На следующий день она из-за этого так взбесилась, что чуть не убила скромного главу общественно-криминального блока Рому Уколова. А потом уволилась, и ее след затерялся в недрах премиальной журналистики.

Мы пытались схантить на ее место Илью Ухова из Life, но он запросил слишком много. Так что приходится искать новые подходы.

— Бич всех медиа – нативка тайная и явная. Ну с явной всё в порядке: Медузка бегает по этим граблям и никак не набегается. Но вот что делать с заказухой? Бытует мнение (подкрепленное личным опытом) что на Ленту.ру (особенно при Гореславском) можно было поставить любое размещалово. Как сейчас с этим? У вас есть граница между рекламным отделом и редакцией? Как вы лично относитесь к публикации согласованных статей без пометки «реклама»? Что сами будете делать, если вам предложат деньги за размещалово? А если поймаете на этом кого-то из редакторов или журналистов?

— Тайная нативка – это кнут и пряник российских медиа. Кнут – потому что больно бьет по глазам читателей, пряник – потому что всем сладок звон монет. Размещалово было, есть и будет, причем не только в России. Просто на Западе научились его симпатично маскировать, а у нас нет.

Что касается «Ленты», «Газеты» и других изданий холдинга, то документов я не видел, бабло в руках не держал, так что утверждать не буду. Но если кого-то за этим поймаю, то разговор будет довольно короткий: расскажу за прайсы, объясню, почему чувак продешевил, и уволю. Желательно, по статье.

— Говорят, от вас уходят сотрудники. Не согласны с тем, что ими теперь рулит 23-х летний главред? Как вы к этому относитесь и где будете искать новые кадры? Замечаете ли обратную тенденцию – что больше людей теперь пытаются снискать ваше расположение?

— Некоторые коллеги действительно решили покинуть «Ленту» сразу после новости о моем назначении. О причинах лучше спросить у них самих, большинство при уходе вряд ли сказали мне правду. Может, у людей и правда бомбит от моей персоны. Я, кстати, хорошо их понимаю: они считают меня дерзким тупорылым малолеткой, скачущим через их головы в светлое будущее и превращающего их любимую «Ленту» в «сраный баззфид», как один из них и говаривал. Но зла на них не держу, у каждого свой путь.

Вообще я готов работать со всеми, кто умеет разграничивать личное и профессиональное, и чтобы последнее было в приоритете. Не кричать «я написал, я так вижу», а обсудить и исправить, если текст вышел дерьмовым, уметь искать и адаптировать информацию, придумывать новые заходы и форматы, и, главное, не сидеть на жопе ровно.

Последнее, к слову, и убивает любое издание. Если человек прикидывает, что у него и зарплата нормальная, и трафик от отдела стабильно высокий, и начальство довольно, то сразу расслабляется и понижает планку. Начинает работать на троечку, так сказать. И если я понимаю, что с моим появлением этот человек не только не хочет взбодриться, но и видит во мне некую угрозу своему лениво-стабильному существованию, то я с ним расстанусь без всякого сожаления.

Тем более, что на рынке есть куча людей, которые просто работают не в то время и не в том месте. Например, соблазнились высокой зарплатой и ушли в большое информационное агентство. А там старперы одни, куча халявщиков, темы зарубают и всем на все насрать. И они уже согласны получать поменьше, только бы сбежать из этого ада. А другие, наоборот, давно переросли свой уровень, но начальство платить больше не хочет. Для них кстати тоже мотиватор даже не деньги, а желание доказать, что в них ошибались. Я это прекрасно знаю, сам через это прошел. Так что дай таким людям площадку, помоги с ресурсами, и они всех порвут.

Ну и да, конечно, из ниоткуда появилась куча народу, неожиданно решившего со мной дружить. Но это даже не смешно: человек полтора года за глаза говорил, что я мудак, а теперь названивает мне и зовет пить кофе или что покрепче. И ответить им можно только замечательной фразой из одной отличной комедии: «Я лучше сцежу им своего майонезу».

— Зачем (и главное кто их генерит, и под какими веществами!?) такие заголовки? Из наших любимых – это, конечно про паровозик и 11 свиней. Вы его потом поменяли. Позвонили от Александра Леонидовича? Часто ли вообще такие звонки раздаются?

— Раньше заги сами приходили ко мне, когда я дозированно колол под коленку героин «От вождя» с РАМП (надеюсь, вы вывезли за сей абстрактный мем для даркнет-илиты). Но потом РАМП умер, и ради экономии пришлось перейти на соли. Так что сейчас я вполне предсказуемо переживаюнекий период турбулентности, и могу перебирать с провокационным креативом в заголовках.

Ладно, шучу. На самом деле их придумывают сами авторы статей, и мы вместе с заместителями. Порой до 11 вечера сидим и брейнстормим заголовки. Зачем? Чтобы было не уныло, и на текст обратили внимание. Потому что иногда отличнейший материал не расходится именно из-за скучного заголовка. У нас же за пограничной провокацией нередко скрываются отлично написанные материалы на темы, которые редко на том же уровне освещаются в других российских СМИ.

Что касается «Спартака», то там случился целый водоворот событий: сперва редактору спорта начали названивать быки из «Фратрии» [объединение фанатов «Спартака» — БП], ведь мы поставили третий кряду креативный заг про их любимую команду. Первый, вроде как, был про отличие красно-белых от Саши Грей (спойлер: она не может пропустить пять). Второй был «Скачут кони, топчут мясо» после поражения от ЦСКА. А потом уже про Паровозик, который смог…

Параллельно я смотрел фильм «Бунт» с Дольфом Лундгреном, где русский мафиози Баккал сел в купленную тюрячку, чтобы его на воле враги не достали. А коп, жену которого он убил, тоже сел в эту тюрячку, чтобы отомстить. И сей шедевр натолкнул меня на мысль, что с загом действительно вышел перебор. И я принял решение его заменить. После этого отбил всем в телегу, что когда «Зенит» и «Ахмат» обосрутся, то и их раскатаем.

Но от Александра Леонидовича не звонили. Как и от Федуна, Лаврова и других элитных фанатов красно-белых.

Я вообще не слышал о случаях, когда Александр Леонидович требовал снять какой-либо материал или что-то поменять в политике издания. Насколько мне известно, он просматривает «Газету», «Ленту» и другие свои СМИ с позиции простого читателя и предпочитает не вмешиваться в редакционную политику. Конечно, после истории с «Лентой» Тимченко у общественности сложилось другое мнение, но ведь об истоках и развития конфликта все знают только из уст самой Галины Викторовны …

— У нас складывается впечатление, что с вашим приходом «Лента» уже заметно пожелтела (хотя мы, как и большинство читателей, не читаем дальше заголовков). Куда дальше планируете двигать издание? Трафик – ваш единственный KPI, или есть какие-то еще? Какие?

— Это весьма спорное утверждение. На мой взгляд, скорее стала более провокационной. За теми самыми пугающими вас заголовками нередко скрываются очень качественные материалы. Те же условные Republic и «Медузу» за них бы расцеловали в жопу. Но проблема в том, что после 2014 года «Ленту» в тусовочке вообще хвалить не принято, многие придерживаются правила «о мертвых хорошо или ничего», так что просто никак не реагируют. Хотя я уверен, что читают.

Так вот, провокационные заголовки спровоцировали хоть какое-то бурление масс, люди впервые за три года принялись обсуждать «Ленту» и мою персону. Пусть и в сугубо негативном ключе. Но хоть какой-то процент людей залезет дальше заголовка и неожиданно обнаружит там годный текст, а может, даже считает зашитую в этом заге-подзаге шутку или отсылку к чему-либо. И поймет, что «Лента» производит много неплохих материалов, которые, повторюсь, просто не принято хвалить, ибо зашквар.

Конечно, порой мы перебираем с провокацией, и выходит немного желтовато. Но со временем обязательно нащупаем ту грань, которая удовлетворит как нас, так и читателей. Плюс после перестройки штата в лучшую сторону изменится и само содержание текстов.

Про задачи, стоящие помимо стандартного KPI (трафик, финансовые показатели), я уже рассказывал выше. Но если суммировать их в одном предложении, то подойдет меткий афоризм звезды интернета Камы Пули: «Будь в плюсе, будь дерзким, ежжи». Так что будем развиваться именно в эту сторону – необычные кейсы, важные социальные проблемы, годные лонгриды, серьезное и развлекательное видео. А еще соцсети перестроим, да.

 У вас есть какие-то персональные ориентиры: кто ваш «кумир» из нынешних медиа-менеджеров? На кого хотели бы ориентироваться из «старичков»? Есть ли какие-то западные СМИ, которые могли бы назвать условным референсом?

— Мои кумиры — Костя Рыков и сладкий дуэт Минаев-Красовский. Я даже отказался сходить к ним в «Анчоусы и маргаритки», потому что не заслужил чести сидеть напротив столь выдающихся господ.

Ладно, это я так иронизирую. Но если заменить Минаева на условного Демьяна Кудрявцева, Станислава Мудрого, Васю Эсманова (ой нет, он же теперь стендапер, сорян), Мостовщикова-младшего, уже успевшего обосрать меня, Лешу Аметова и прочих, то ничего не поменяется. У всех их проектов время от времени случаются проблески, но в целом, царит такой развитОй медиасоциализм, что у Брежнева при взгляде на него брови бы повыпадали. И ориентироваться на кого-то из этой тусовочки весьма странно.

Разве что на Юрку Дудя. Но он недавно так жиденько обосрался в гостях у Гнойного, что даже и не знаю теперь. К тому же, если говорить о Sports.Ru, то, имея столь мощный UGC, создавать годноту куда проще, чем силами редакции. То же самое относится и к TJ. Я, кстати, нежно их люблю, хоть они и как-то объявили на весь Рунет, что я пугаю маленьких мальчиков-суицидников большими дядями из ФСБ. (удивлен, что вы про это не спросили).

С другой стороны, годного контента мало и на Западе. Светилы журналистики вроде New York Times получают Пулитцера за кулстори о секретных лабораториях ФСБ по изготовлению йадов, которыми потом травят Карину Москаленко, например. С комментариями от формеркейджиби оффисер энд стейт дума мембер Геннадий Гудков. Доверия и респекта, согласитесь, такая графомания не вызывает.

Есть еще ролевая модель «ЧСВ-уроки жизни» от парней из Риги, но там тоже проблем хватает: то под видом расследования о глубинах даркнета сделают нативочку херовой площадки, то на банку «Балтики» 0 со звонким хлопком присядут, то у них 37-летний ветеран Афганистана руководит кружком школьников-хакеров ФСБ.

Если же говорить о неком ориентире, то безграничное уважение вызывают парни из Vice. Они молодые и дерзкие, среди них полно бесстрашных профессионалов своего дела, и они делают годнейший контент. Стримят запуск косяка в космос, ездят в гости к ИГ, драгдилерам и любителям крокодила из Красноярска, а заголовки ставят такие, что мои потуги по сравнению с этим – просто детский сад. И никто их желтизной при этом не считает. А тех, кто считает, они на детородном органе вращали.

При этом я не говорю, что «Лента» станет похожей именно на Vice. Мы как Россия – у нас свой путь (если что, это шутка такая, а то вдруг вы подумаете, что я верю в особый путь развития России). Нельзя зацикливаться исключительно на андерграундных, хакерских и контркультурных темах, как это происходит у Vice. Но, воплощая в жизнь некую концепцию, которая на 90 процентов пока лишь у нас в голове, хочется ориентироваться на кого-то идущего в ногу со временем. И в этом списке тот же Vice или Outline занимают не последнее место.

Впрочем, как и Gizmodo, Mashable и BuzzFeed, — три условных столпа правильно выстроенных развлекательных медиа. Потому что в 2к17-ом, по моему скромному мнению, нельзя кормить читателей исключительно премиальным общественно-политическим контентом. Во-первых, потому что в России нет такого количества годных инфоповодов, а во-вторых, потому что СМИ должны не только информировать и формировать некую условную «картину дня», но и развлекать.

Котики, мемесы, тесты, мини-игры, видосики, лайтовыелонгриды и подборки, — вот это все нужно внедрять в массовое сознание, пулять по соцсетям и, в перспективе, монетизировать. А иначе через пару лет рискуешь превратиться в унылый копролит.

Хотя куда быстрее в него можно превратиться, работая под «Яндекс-новости», как делают многие коллеги-конкуренты.

— Говорят, что у вашего поколения нет принципов: вы профессионально начали расти в эпоху новой искренности, постправды и нативки. По вашему мнению – какова сегодня ценность журналистики? Что нужно делать, чтобы к журналистике вернулось доверие? 

— Ну про отсутствие принципов – это вы загнули. Нашему поколению скорее чуждо некое моралфажество – боязнь того, что кто-то может обидеться или неправильно воспринять наши действия и высказывания. И тут я стопроцентно дитя своего времени: для меня важна ценность и интересность информации, а не то, как ее воспримут отдельные группы людей.

Отсюда прослеживаются основные ценности журналистики – информировать, объяснять, поднимать проблемы и требовать ответа, а если ответа нет, то максимально жестко выстегивать. Но за дело и с пруфами.

А еще развлекать и знакомить с некими новыми людьми и явлениями. Опять же, неважно, что некоторые считают их чушью. Если условный Николай Соболев бомбит на YouTube, то нужно рассказать, кто он такой. И не обращать внимания на старперские комменты в духе «нахера вы об этом пишете, «Лента», ты совсем в говно скатилась». Наоборот, упрямо гнуть свою линию, параллельно расширяя общую тематику издания, придумывая новые форматы подачи и адаптируя под себя все лучшее, что есть у конкурентов.

Доверие же – вещь весьма условная. В эпоху постправды и фейков нельзя стать стопроцентно достоверным источником информации. Независимо от либеральности власти, настроений в обществе и жесткости редакционных стандартов, просеры неизбежны. И чем ты успешнее, тем охотнее тебе их будут припоминать конкуренты, раз за разом пытаясь помножить твою репутацию на ноль. Куда важнее не потерять и приумножить свое ядро, сформировать максимально лояльную аудиторию и привлекать людей через новые методы распространения своего контента.

А правда у всех разная, и доверие во многом зависит от нее. Ведь есть люди, для которых условная передача «Военная тайна» — источник неоспоримой истины. И переубеждать их – гиблое дело)

— Что думаете про пиарщиков? Они скорее полезные или вредные? Почему? Сами не рассматриваете для себя переход из журналистики в PR в будущем? Ну может быть на топовую должность в «Роснефть» или, скажем, в АП, как ваши предшественники? У вас кстати нет доли в агентстве по размещалову как у Гореславского? Не считаете, что ситуация, когда главред, попутно зарабатывает на заказухе – это некий конфликт интересов?

— Я слишком молод и неподконтролен ни одной из кремлевских башен, чтобы иметь долю в действительно крупном размещалове. Мне это просто не доверят, я для таких людей шкет сопливый. Что касается Алексея Сергеевича, то свечку я не держал и про его заработки на постановке заказухи знаю из слухов, которыми, как известно, Земля полнится.

Но если в целом, то при наличии в собственности коммуникационного агентства, я бы размещал все на других площадках, чтобы отвести от себя подозрения и соблюсти прозрачность интересов. К тому же так куда веселее и интереснее, согласитесь. Что касается АП, «Роснефти» и прочих крупных структур, то меня туда пока не звали. Вот позовут – буду думать, а пока есть куда более насущные задачи.

Если же возвращаться к теме пиарщиков, то 90 процентов из них весьма бесполезны, если не сказать профнепригодны. И ситуация тут такая же, что и с журналистами: нафига стараться, если бюджеты все равно будут освоены, KPI выполнены, а зарплата и так нехилая. Вот они и работают спустя рукава, бомбардируя людей сообщениями в фейсбуке и пресс-релизами на почту. Или изо всех сил пытаются понять диджитол. Но как-то не выходит каменный цветок.

Отрадно, что их постепенно выдавливают молодые и действительно креативные ребята. Их меньшинство, но они хотя бы готовы подстраивать некие инфоповоды под запросы журналистов, а то и вместе придумывать нечто бомбическое. И к ним уже потихоньку несут бюджеты.

— Расскажите – что это за история с ВШЭ и вашим дипломом? Почему Бородачев из ВШЭ так на этом заострил внимание?

 — Там все просто и банально. Когда я жил в Китае, то на основе своей курсовой работы написал диплом своей тогдашней девушке. Вернувшись в Москву, я его тщательно переработал, актуализировал и хотел защитить, на что вроде бы имел полное право. Но в итоге завалил китайский и остался на второй год, так сказать.

Через год я сдал китайский, потом госэкзамен и уже готовился защищать тот самый диплом, но меня поймали на плагиате. Оказалось, что у меня аж четыре куска текста без ссылок. В трех случаях я просто забыл их поставить в нужном месте, и сноски на те же труды были у меня дальше по ходу работы. В четвертом случае кусок вывода совпадал со статьей, которую моя девушка написала на основе своего диплома. Я там даже соавтором вроде бы указан, но могу ошибаться. В итоге руководство факультета отчислило меня с правом восстановления. Я им воспользовался, написал новую работу и защитился.

А потом стал главредом, и мы приняли обоюдное решение о прекращении сотрудничества с редактором отдела «Мир» Артемом Кобзевым. Я не могу утверждать, что именно это стало причиной появления поста Бордачева. Знаю лишь, что появился он спустя час после разговора с Артемом, а господин Бордачев нередко публиковал на «Ленте» колонки. В разделе «Мир».

В любом случае, я никого ни в чем не обвиняю и не держу зла. Тем более что с моим дипломом и правда вышла не та история, которой стоит гордиться.

— Лента после Тимченко стала вполне себе лоялистским ресурсом. Он и будет оставаться таким? Или углубит лояльность ближе к выборам?

— Нынешняя ситуация мне тем и нравится, что от нас теперь одинаково бомбит и у свиты АрамАшотыча, и у либералов типа ПархомБюро, и у на ходу переобувающихся любителей заработать на федеральной повестке вроде Тимофея Шевякова, и у ватников с поцреотами.

Лично я всегда считал, что во всем хороша мера, а баттл должен быть по фактам. Да, у некоторых хайповых СМИ нынче мода изобличать власть, а Нэвэльный для многих – образчик совести и умения разобрать конкретных персонажей на винтики. Но по факту, к несистемной оппозиции и ура-патриотам одинаково применима знаменитая аксиома Эскобара*.

Так что, пожалуй, поиск некого разумного баланса будет одной из моих первоочередных задач. И выборы тут роли не сыграют, только логика и здравый смысл. Ведь раньше отдел науки могли выстегнуть за то, что в день прямой линии Путина у них вышел текст про Space X, и на заходной картинке (цитата!) «ракета на хуй похожа».

Таких перегибов на местах хотелось бы избежать. Как и лишней трясучки от мыслей о том, что кто-то мистический не дай бог вдруг «сверху позвонит».

*при безальтернативном выборе из двух противоположенных сущностей обе будут являть собой исключительную хуйню — прим. БП

— Говорят, вы знаете 5 языков. Кстати, каких? Как удалось выучить столько? Зачем?

— Это все враки. Не считая русского, всего три. Родители еще в детстве отправили меня к репетитору по английскому, за что им большое спасибо. Теперь я вполне сносно читаю, пишу и говорю на языке Шекспира.

В школе я шесть лет учил испанский и тоже сносно на нем говорил. Отголоски прошлого и поныне позволяют мне понимать испаноязычных и даже что-то формулировать в ответ, но отсутствие практики все же сказывается. А при поступлении в универ я решил стать востоковедом и выбрал китайский. Потому что за Китаем будущее, говорили они, будешь много зарабатывать, говорили они. Но вышло, как вышло. Теперь мои однокурсники торгуют кремами для увеличения пенисов, например. А те, кому повезло поменьше, трудятся в «Газете.Ru». Ладно, это я по-братски их подкалываю, они не обидятся))

— Вы пробовали наркотики? А сейчас балуетесь?

— Как всякий светский молодой человек, я, конечно же, пробовал психоактивные вещества. Думаю, такой опыт есть у большинства людей моего поколения. Но это осталось в прошлом, сейчас на это нет ни времени, ни сил, ни желания. Хотя я не скрываю, что поддерживаю декриминализацию, а то и частичную легализацию некоторых видов легких наркотиков. Особенно в этой стране, где многие люди к 30 годам превращаются в латентных алкоголиков, а каждый пятый сидит по 228-ой статье.

Если же вам интересно, откуда у меня такие познания в теме, то я вам отвечу – умение лопатить информацию из вмеру открытых источников и учеба в районной школе в Ясенево.

— Расскажите немного о вашей семье.

— Отец – выходец из семьи московских творческих интеллигентов, знаток литературы и обладатель диплома учителя русского языка и литературы. Но по специальности не пошел, предпочтя бизнес, переводческую деятельность и успешную работу на ниве управления интернетом. Его биография легко гуглится, так что если любопытно, то не поленитесь. И да, мой отец настолько взвешенно и на опыте реагирует на все происходящее, что лет через 10 вполне может стать совершенномудрым.

Мама в свое время пожертвовала карьерой ради домашнего уюта и моего воспитания, но теперь с успехом нагоняет. Всегда звонит мне и интересуется, тепло ли я одет. Откармливает меня санкционными сырами и домашними котлетами, переживает за мою карьеру, лайкает все посты в фейсбуке и с открытым забралом врывается в любой срач, где меня пытаются загасить.

Думаю, из всего вышеперечисленного вы поняли, что с родителями мне очень повезло. Они подсовывали мне нужные фильмы и книги, отводили на рисование, карате и бокс, отправляли в лингвистический лицей, вздыхали, но платили за неоднократно зафейленный мной универ. А еще с 16 лет выпихивали меня на летние стажировки и заставляли работать. Так что они мои главные критики, цензоры и мерилы успеха, скажем так. И да, мама читает ваш канал, так что привет, мамуль!

А еще у меня замечательная девушка и коллега Настя. Мы познакомились во время работы в «Газете.Ru», а потом долгое время были прямыми конкурентами: я ушел в «Ленту» руководить «Интернетом и СМИ», а она пришла рулить «Технологиями» в «Газете». Как-то раз, помню, писали на скорость новость про пользователей сети, поспоривших о цвете олимпийки Adidas спустя ровно год после знаменитого спора о цвете платья. Ну и да, двух своих кошек я тоже считаю членами семьи.

— Считаете, что всего добились сами или были помощники? Если да, то кто?

— Мне помогали многие коллеги и руководители. Советами, ресурсами, контактами. Все шли на встречу, если я к ним обращался. А то и по собственной инициативе и даже на бескорыстной основе. Но чтобы кто-то невидимой рукой вел меня сквозь все преграды и участливо стелил соломку, чтобы было мягче падать, — такого не было. Ну, или я об этом не знаю)

— Что означают ваши татуировки и почему их так много?

— Вы бы еще спросили больно ли было, и что я с ними буду делать в старости) Люблю татуировки, вот и все. Какого-то особого ответа нет. Конечно, каждая работа что-то символизирует, но если начну рассказывать, это будет похоже на «зе бест оф ванильный Tumblr-блог 2012». Так что воздержусь.

— Традиционный наш вопрос. Какой у вас автомобиль?

— Как истинный поклонник программы «Моя улица», предпочитаю метро и прокатные велосипеды ВТБ.

— Кем видите себя через 5 лет?

— В идеале, хотелось бы реализовать себя во многих сферах. Знаете, как лысый из Brazzers. Этот пострел везде поспел.

— Пишут, что Rambler будет вас и Газету перестраивать. Зачем? И не боитесь ли должности лишиться?

— Не боюсь, ведь я в этой перестройке, по сути, и участвую. Но если мной будут недовольны и решат снять, то тут уж ничего не поделаешь. Буду как Вася Эсманов стендапить и учить людей делать медиа. Или стану оппозиционером. А, может, вообще пойду на «Царьград». Там мои заголовки точно придутся ко двору.

Денис Евсюков доволен условиями пожизненного заключения
Ello — новая социальная сеть анти-Facebook. Как получить инвайт
Российские организации, подпавшие под новые американские санкции
Интервью Лизы Песковой для Газета.Ru
Кто такой Филипп Лис + приговор
Виктор Алкснис о "сбитых" Томогавках
Путин в интервью Оливеру Стоуну рассказал, как бы повел себя в общем с геем душе на подводной лодке
Александр Сокуров о чеченцах. Интервью "Фонтанке" 14.06.2017
Михаил Шемякин о Петре Павленском
Интервью пленного контрактника Виктора Агеева украинскому каналу 1+1. Полный текст
Интервью с Александром Сокуровым на фестивале в Локарно
Заявление Марка Цукерберга "Об изменении политики Facebook о продаже политической рекламы"...