Беседа Бориса Ельцина с Александром Солженицыным. 1994 г.

(Апартаменты Бориса Николаевича. Входит Борис Николаевич с супругой. С другой стороны входит Александр Исаевич с супругой. Пожимают друг другу руки, садятся.) 

Борис Николаевич. Наша сегодняшняя встреча проводится как бы в начале очередного политического года. Есть хорошая возможность подвести итоги тому, что уже сделано во внутренней и внешней политике страны за последнее время, поговорить о том, что предстоит сделать.

Александр Исаевич. Мне по всему моему пути говорили, требовали, убеждали, умоляли: «Скажите президенту, что накопилось, что накипело в душе простого человека!»

Б. Н. Я вас слушаю.

А. И. Мы все хорошо знаем и наши беды, и наши язвы: и сокрушительное падение производства промышленного и сельскохозяйственного, и разгул чужой валюты по нашей стране — какая дикость! Мы все знаем, что происходящие экономические реформы, их план никогда не был объявлен. Почему? Или его нет, тогда это авантюра, или он есть, тогда почему его скрывают?

Б. Н. Главным считаю то, что вторая Октябрьская революция в России не произошла. Гражданскую войну удалось не допустить. В 17-м году «красное колесо», понимаешь ли, не было остановлено. В октябре 1993 года катастрофу удалось предотвратить. Это произошло потому, что россияне уже научились отличать правду от лжи.

А. И. Статистика сегодня приносит нам известия, что у нас увеличилось число самоубийств, и именно среднего мужского возраста, то есть кормильцев.

Б. Н. Да что вы говорите!

А. И. Статистика говорит, что у нас сегодня, и все это знают уже в мире, смертность превзошла рождаемость, то есть мы начали вымирать.

Б. Н. Да, за год Россия сильно изменилась. Одно из самых главных приобретений минувшего и особенно этого года — признаки стабильности… настрой людей на решение практических дел. Положительные подвижки есть и в экономике.

А. И. Мы все знаем, что цены освобождены в угоду монополистам…

Б. Н. …Уже длительное время удерживаем в целом удовлетворительную ситуацию на потребительском рынке… Заметно снизились инфляционные ожидания у потребителей и производителей. Начался рост сбережений граждан.

А. И. Мы знаем, что ни по какому ваучеру ни один гражданин не получил и отдаленно своей доли в национальном достоянии. Нам известно из прессы: то там, то здесь скандальные случаи приватизации за бесценок. Кто-то взял почти бесплатно, а государство не получило ничего.

Б. Н. Да, государство. У нас сейчас идут дискуссии, каким должно быть государство: социальным, правовым, державным, национальным?..

А. И. Мы знаем, что государство ограбило 70 миллионов вкладчиков — самых добросовестных, самых лояльных, самых доверчивых своих граждан. Дало жестокий урок: никогда не верь государству и никогда не работай честно.

Б. Н. В России еще только закладываются основы демократической государственности. У нас молодой парламент…

А. И. Я не могу скрыть огорчения, что здесь происходят время от времени скандалы, бойкоты, спектакли демонстративных уходов или изнурительные процедурные споры. И это при вялом темпе законодательной работы…

Б. Н. Но считаю, что есть одно важное приобретение года — окончательно снята угроза распада нашей Федерации. Конечно, перед нами еще много трудностей. Но их можно преодолеть только в условиях гражданского мира. Именно так мы и действуем. Президент, правительство, Федеральное Собрание — все конструктивные политические и общественные силы. Мы вместе мудрыми и нужными законами будем строить новую Россию.

А. И. Проехав много российских областей, через сотни встреч и потом через тысячи писем внагонку я вынес ощущения, что наша народная масса обескуражена. Что она в ошеломлении, в шоке от унижения и стыда за свое бессилие. Что в ней нет убеждения, что происходящие реформы и политика правительства действительно ведутся в ее интересах. Людей низов практически выключили из жизни. Все, что делается в стране, происходит помимо них. У них остался небогатый выбор. Или влачить нищенское и покорное существование, или искать пути, такие, как незаконные ремесла, как обманывать государство или друг друга. Из всех моих встреч я вынес впечатление, что центральные органы власти исполнительной и законодательной имеют очень слабую связь с болями страны… В нашей ситуации земство единственная возможность реализовать в действие потенциал народной энергии, сознание и силу народа. Земство должно контролировать правительственную линию на открытость и честность ведения дела.

Б. Н. Сделать предстоит еще много. Не утихают споры о том, как понимать интересы России, на каких рубежах их защищать. Звучат призывы о восстановлении в той или иной форме чуть ли не Российской империи.

А. И. Мы же страна без контролируемых границ. Создали хрупкое, безжизненное СНГ. Ну вы же сами видите, ну кто серьезно верит в СНГ или что оно будет существовать?

Б. Н. Перед нами стоит сложнейшая проблема, как, не нарушая международных норм, гарантировать права и интересы миллионов наших соотечественников, оказавшихся после развала Союза за рубежом.

А. И. Я брал цифры и видел, как мало мы отпускаем на помощь нашим соотечественникам. Говорят: «Нет денег». Но пустуют, я ехал, пустуют, пустуют, пустуют российские земли. Так помогите нашим соотечественникам их заселить! И это мы отвергаем при нашей смертности… Говорят: «Нет дене». Да, у государства, допускающего разворовку национального имущества и не способного взять деньги с грабителей, нет денег. Говорят: «Нет денег-. У государства, которое, переходя к демократическому строю, утроило свою бюрократию. Этот аппарат сам по себе не доведет нас до добра. Сам по себе он вообще нас никуда не выведет. Я напомню: 4 апреля 1992 года был Указ президента «О борьбе с коррупцией в государственной службе-. Прошло два с половиной года. Скажите, какой абзац из этого Указа приведен в действие за два с половиной года?

Б. Н. Для начала я принял решение сократить на треть аппарат президента и на треть же сократить аппарат правительства. Теперь надо проследить, чтобы этому последовали администрации на местах.

А. И. Если это правда, что мы хотим идти к демократии, то есть к полной власти народа над собственной судьбой, так дайте нам идти к ней. Дайте нам, дайте народу реальную власть над своей судьбой, низам народа, дайте им власть. Позвольте же каждому, каждому гражданину быть экономической личностью.

Б. Н. Реальная ситуация дает возможность развернуть перспективное прогнозирование экономической политики. В Послании на 1995 год Федеральному Собранию я постарался это отразить.

А. И. Собственность и особенно, особенно, земля должны достаться людям труда и умения, а не каким-то перелетным химерам. Продавать землю с аукциона скороспелым нуворишам — это значит продать саму Россию. Остальные станут батраками, но страна земельных батраков никогда не станет демократией.

Б. Н. Главное сейчас — инвестиции в производство. Их стимулирование. В стране имеются немалые финансовые ресурсы для инвестирования. Мы благожелательно относимся и к иностранным инвестициям, но рассматриваем их только как дополнительный резерв, который позволит ускорить выход из кризиса и приступить к подъему.

А. И. Наши законы, увы, не определяют обязанностей государства. Третий год мы слышим и от правительства, и от президентской команды, и от так называемой непримиримой оппозиции одно и то же: борьба с преступностью, конференции по борьбе с преступностью, указы по борьбе с преступностью, законы по борьбе с преступностью. Скажите, где открытые суды, где грозные приговоры? Можете вы их назвать? Слышали вы их?

Б. Н. Удалось разрубить гордиев узел. Страна обрела демократическую Конституцию. Она дает надежную правовую защиту гражданскому миру в России.

А. И. И нет уголовных законов, соответствующих этой невиданной криминальной ситуации, которая сегодня пугает уже и Америку, и Германию, она уже и туда хлестанула.

Б. Н. Мы можем быть удовлетворены результатами визита в Америку. Главный его итог — положено начало новому этапу российско-американского сотрудничества. Очень важным было бы, по моему мнению, предоставление России статуса страны с переходной экономикой и выведение России из-под действия поправки Джексона-Вэника. Мы с Клинтоном договорились о правилах поведения на этот счет. После всего, что я увидел воочию за эти несколько часов, убежден: Сиэтл, штат Вашингтон, все западное побережье США — наши естественные весьма перспективные партнеры. Теперь коротко об итогах визита в Великобританию. С премьер-министром Великобритании Джоном Мейджором произвели основательную, как говорят, сверку часов в политике

А. И. Борис Николаевич, у нас нет нового Уголовно-процессуального кодекса, потому что, может быть, у Государственной Думы нет времени?

Б. Н. Я направил в Государственную Думу сорок первоочередных проектов законов, которых ждет наше общество… Иными словами, первые результаты есть, и это придает уверенность. Теперь надо двигаться дальше. Я знаю, как трудно вам, российской интеллигенции, но все-таки оценивать ситуацию как безысходную было бы неправильно. Мы знаем, как выходить из прорывов.

А. И. Если столько раз, столько раз мы возглашали: «К демократии! Идем к демократии!»,— так надо же серьезно двинуться к ней.

Б. Н. Вижу свою задачу в том, чтобы, руководствуясь Конституцией, по возможности безболезненно для населения и с соблюдением интересов национальной безопасности способствовать решению этих проблем. Дело это, конечно, нелегкое. Если некоторые политики в погоне за голосами избирателей предлагают якобы эффективные быстрые рецепты, это обман. Это дезорганизует людей, создает иллюзии, что стоит крепко стукнуть кулаком по столу, и все проблемы разлетятся по сторонам. Решения «по щучьему велению, по моему хотению» не существует.

А. И. Где же сегодня опасность для России: со стороны коммунистов или Жириновского?

Б. Н. Настоящая опасность — это будущий президент. Вот что может стать проблемой для России…

А. И. Я, однако, сохраняю веру, что путь к исцелению России не закрыт. И через все развращения, и через все уничтожения, пережитые нами за 70 лет, наш народ еще удивительно сохранил и разнообразный, и богатый, и духовный потенциал. Я верю, что он одолеет и этот новый вид духовной заразы и презренных соблазнов. Я неоднократно повторял: наша высшая и главная цель — это сбережение нашего народа.

Б. Н. Хочу заявить, что примитивным решениям и соблазнам не поддамся. Буду твердо и последовательно идти вместе с Россией по пути демократии. Свой выбор я сделал в 1991 году и изменять ему не намерен.

 

Top