Андрей Кураев о Благодатном огне

Андрей Кураев
Андрей Кураев

In an interview with the National Herald (Online Edition of leading Greek American newspaper), April, 2010.

Patriarch Theophilos of Jerusalem answered a few questions of interest regarding the annual miracle of the Holy Light (Holy Fire) which is celebrated in the Holy Sepulchre every Holy Saturday afternoon. «All the various perspectives and theories regarding the Holy Light come from people who are in complete ignorance, they have no religious sentiment even when they are disputed, and they do not want to receive the mystery of the divine economy, amely the Incarnation, beyond which I think all other things are redundant.»

To the question about what exactly happens in the ceremony, he responded:

«The ceremony of the Holy Light is part of all the ceremonies and mysteries of our Church. The ceremony of the Holy Light is the sole and exclusive privilege of the Church of Jerusalem as this ceremony takes place at the specific site of the Crucifixion and Burial, and especially the Resurrection of Christ, in other words in the new tomb.»

He further explained that the «Touching of the Holy Light is a Mystery of the Church, it is a ceremony.»

To the question about what he feels when he is kneeling in prayer and this Touching of the uncreated light occurs, he responded:

«What occurs then occurs in the whole world, it is the experience which a person receives when they participate in the Mystery of the Divine Eucharist.»

http://www.johnsanidopoulos.com/2010/04/patriarch-theophilos-of-jerusalem-on.html
***

Как видим снова ceremony и mystery вместо простого и столь ожидаемого miracle.

И по сути это повторение того, что он говорил нам в 2008 году:

— Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.

— Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской церкви. Эта церемония благодатного огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония благодатного огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) — как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.

Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие, как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять огонь от патриарха.

Теперь вторая часть вашего вопроса. Это, собственно, о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает святое причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии святого огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники, или миряне, или мирянки, — у каждого свой непередаваемый опыт.

http://www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=759

17 апреля 2008 на своем (тогда) форуме я поместил свой пересказ этой речи, сопроводив выводом:
«Ни слова «чудо», ни слова «схождение» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».

Меня сразу стали кусать:
«Кураев грубо передернул слова Патр. Феофила про Благодатный Огонь. Он вообще в словарь заглядывал, когда слово representation из речи Патр. Феофила приводил? Я всегда Кураеву была чисто по-человечески благодарна.
И у меня просто до слез гадко на душе оттого, что больше миссионерства НЕТ. Есть политика, причем не очень чистая» (Мария Сенчукова).

«Что скрывается за словом «representation», которое отец Андрей оставил без перевода? Англо-русский словарь Мюллера дает следующие значения: «1) представление, изображение; 2) изображение; образ; 3) (часто pl) утверждение, заявление; 4) представление, спектакль; 5) представительство; 6) протест». Видимо, отец Андрей понял это слово в четвертом значении – «представление как спектакль», однако это явно несообразная интерпретация, потому как тогда получится перевод: «Это церемония, которая является спектаклем, как и все другие церемонии Страстной седмицы», что подразумевает, будто Иерусалимский патриарх вообще богослужения Православной Церкви считает «спектаклями»» (Юрий Максимов) .

Странно, что люди, которые вообще не слышали слов Феофила, считают себя вправе говорить о том, что кто-то что-то «передернул». Кроме того, я-то как раз патриаршее Representation оставил без перевода. Да, слово многозначное. Каждый сам может по своему вкусу выбрать вариант перевода.

И я вовсе не вижу тут «спектакля». Тем более я не вижу тут значений «перформанс» или «обман».

Это представление. То есть вполне традиционный литургический термин. В любом нашем учебнике литургики говорится «выход священника с Евангелием на малом входе представляет выход Спасителя на проповедь». Более того, литургические спектакли — это часть иерусалимской традиции. Таково омовение ног Патриархом в Великий Четверг. Аналогичны вынос и погребение Плащаницы и пасхальный крестный ход, представляющий шествие жен-мироносиц к Живоносному Гробу.

Так что в слове патриарха Феофила Representation я не вижу значений «перформанс» или «обман». И в то же время в его словах есть нарочитое уклонение от разговора о чуде.
Я и раньше слышал о том, как разнятся интерпретации событий Великой Субботы в России и здесь. Греческие иерархи воспринимают это действо совершенно иначе, нежели русские или арабские паломники. Для них – это не чудо, для них – это церемония и representation – представление. По слову патриарха Феофила как весть о Воскресении распространилась от Гроба по всему миру, так и огонь сегодня мгновенно расходится по его окрестностям.

Из его слов следует, что обряд Огня – это литургическая икона, литургический спектакль, подобный крестному ходу из Вифании в Иерусалим, повторяющий путь Христа в Вербное воскресенье… Вот в этом ряду он полагает поставить и церемонию Священного Огня. В этом случае Огонь свят местом и временем, благодатью и смыслом, но не происхождением.

Только для Тайной Вечери наше богословие делает исключение: литургия Великого Четверга (как и любая иная) это не только образ, «представление» Вечери, но и вхождение в нее. Но в этом случае вся церковь прямо молится об этом чуде: «Ниспошли Духа Святаго… И освяти хлеб сей».

На сайте Иерусалимской Церкви есть текст «Церемонии святого Огня» (стоит помнить, что греческая елейность именует святым и святейшим все, касаемое церковной жизни). И там нет ни намека на то, что патриарх у Гроба молится о ниспослании чудесного огня и зажжении лампады.

Более того, в этой молитве вполне ясно говорится об авторстве огня: «мы совершаем светоявление φωτοφάνειαν ποιούμεθα, изображая этим Твое милостивое к нам богоявление». При чудесной версии было бы – «Ты соверши светоявление…». И далее: «А потому, благоговейно беря свет, который непрестанно и присносветло горит на сем светоносном Твоем гробе, мы преподаем его верующим в Тебя». То есть патриарх берет свет, который уже есть, и который там горит постоянно. Что за свет постоянно на Гробе? – Обычный свет лампадки…

Далее идет просьба: «беря свет, который непрестанно горит на сем гробе, мы молим Тебя исполнить его Твоей божественной благодати» (Перевод Русской Духовной миссии: http://www.rusdm.ru/pictures/O%20Blagodatnom%20Ogne%20in%20Ekaterini_.pdf. Греч. оригинал http://www.jerusalem-patriarchate.info/main/page/%CE%B1%CE%B3%CE%B9%CE%BF-%CF%86%CF%89%CF%82)

Это обычная просьба при освящении любой вещи: вот наши яблочки, а Ты, Господи, исполни их благодати.

Как святая вода не появляется сама в крещальной или водосвятной купели, как освященный хлеб не сам появляется на литии или литургии, так и огонь может зажигаться не сам, может не быть даром с Небес по своему физическому составу, но при этом все равно быть освященным. У кого-то крещенская вода хранится годами, у кого-то портится. Кого-то святой огонь обжигает, кого-то нет. Но вода не сама конденсируется в купели. Она освящена (чудесна) не происхождением, а предназначением и пронизающей ее Божией благодатью.

Благодатность Тела и Крови Христовой не страдает от того, что перед освящением они были просто хлебом и вином.

Я полагаю, что однажды чудо с самовоспламеняющимся огнем действительно было. В память об этом чуде и было уcтановлено ежегодное литургическое воспоминание-representation. В церковном календаре немало таких регулярно-ежегодных памятей об однажды происшедшем чуде или событии. Но потом в восприятии некоторых людей стерлась грань между первопричиной и ее образом.

«Почти десять дней после откровений Кураева в российском церковном медиапространстве стояла гробовая тишина—все были в шоке. Но Пасха неумолимо приближалась, и Фонд Андрея Первозванного должен был «что-то решать». 21 апреля, уже на Страстной, Владимир Якунин устроил в РИА Новости пресс-конференцию, на которую позвал главного куратора русских паломничеств в Иерусалим епископа Марка (Головкова), заместителя митрополита Кирилла (Гундяева). Главный железнодорожник призвал наказать диакона по церковной линии: «Теперь это уже по линии владыки Марка. Они должны определиться, что и как позволительно трактовать священнослужителю Православной Церкви, а что не очень позволительно и не очень правильно». Но священноначалие не «определилось». Кураев — слишком знаковая и «раскрученная» фигура, чтобы его безболезненно можно было лишить сана за неудобную для кого-то правду» (Огонек 18 мая 2008).

Да, на той пресс-конференции епископ Марк, сам многие годы прослуживший в иерусалимской Миссии, отказался поддержать Якунина и «огнепоклонников». Кстати, и по сию пору гугл говорит, что «По запросу благодатный огонь site:http://www.ryazeparh.ru/ ничего не найдено» (владыка Марк уже несколько лет является главой Рязанской епархии).

А затем пиарщики Якунина совершили гениальный ход: они просто придумали альтернативное интервью иерусалимского патриарха.
Теперь оказалось, что он отвечал не на шесть вопросов от лица 43 российских журналистов, а на семь вопросов от одного-единственного:
Журнал «Русский Репортер» опубликовал фейковое интервью, где были добавлены на самом деле не звучавшие вопросы, а в уста патриарха был вложен ответ, косвенно подтверждающий веру в чудесный огонь.

«– Ваше Блаженство, когда появились первые свидетельства схождения Благодатного огня?

– Первым свидетелем чудесного света во Гробе Господнем был апостол Петр. Как написано в Евангелии, после известия о Воскресении Спасителя, он прибежал ко Гробу и увидел внутри не только погребальные пелены, но и удивительный свет.
Божественный огонь снисходит каждый год именно накануне православной Пасхи в Великую субботу.

– Что-то изменилось в церемонии встречи Благодатного огня за последнее время?

– Это очень древняя церемония Иерусалимской Церкви. Благодатный огонь снисходит только здесь, на Гробе Господнем в Иерусалиме. Ничего не изменилось. После определенного ритуала во всем храме гасят огни. На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада, наполненная маслом, рядом кладутся 33 свечи – по числу лет земной жизни Иисуса Христа. Внутри остаются православный Патриарх и представитель Армянской Церкви. Вход в часовню запечатывается большим куском воска.

– Известно о давних спорах между Иерусалимским и Армянским патриархатами. Несколько лет назад Армянский Патриарх Иерусалима Торком Манугян обратился с иском в Высший суд справедливости: он требовал предоставления ему возможности вместе с Иерусалимским Патриархом зажигать свою лампаду непосредственно от священного огня.

– Не только армяне, все другие христианские общины – копты и сирийцы – хотели бы участвовать в этом богослужении. Но молиться на Гробе Господнем может только православный Патриарх Иерусалимский, только по его молитвам снисходит Благодатный огонь.

– Многие сомневаются и не верят в чудо. Возможен ли подлог?

– Всем воздастся по вере! Что же касается сомнений, то они могут вызвать лишь улыбку.

– Почему, разве это исключено?

– Желающих развенчать «миф» было множество. Но за сотни лет это еще никому не удалось. Земля, на которой находится храм, принадлежит турецкой семье, ключарь храма – мусульманин. Крестный ход на Пасху вокруг часовни над Гробом Господним проходит в сопровождении кавасов – турок. С Патриарха и представителя Армянской Церкви снимают священническое облачение и осматривают. А часовню тщательно обыскивают израильские полицейские и мусульмане – нет ли где источника огня? Кроме того, представитель армян следит за всеми действиями и всегда готов вмешаться.

– Вы один из немногих реальных свидетелей величайшего чуда. С чем это можно сравнить?

– Этот опыт аналогичен тому, что происходит, когда человек получает Причастие. И при принятии Святых Христовых Тайн, и во время схождения Благодатного огня Господь входит в тебя.

– Что лично Вы испытывали в тот момент?

– Есть такие переживания, которые невозможно передать словами.
(Беседовала Екатерина Рожаева https://expert.ru/russian_reporter/2008/15/feofil/

Ну, про «обыск патриарха» я уже писал http://diak-kuraev.livejournal.com/1557430.html

Израильский полицейский лишь охраняет патриарха, но не прикасается к нему, и вообще, как и любой охранник вип-лица, смотрит не на него, а по сторонам.

«Разоблачают» патриарха перед входом в кувуклию его родные диакона. Разоблачают, то есть делают именно и только то, что они делают при «встрече архиерея» в начале каждой архиерейской Литургии.

Обычно с епископа перед Литургией снимается как-бы-дорожная-мантия и ряса. В этом же случае он уже в полном литургическом облачении. С него снимается омофор и саккос. На нем остаются: епитрахиль, пояс, белый подсаккосник, черный подрясник с карманами, а под подрясником — брюки и рубашка (тоже с карманами). И никто — ни свои православные, ни турки, ни полицейские, к нему не прикасаются и по карманам не шарят.

Да и если бы обыскивали — он в такой давке делает последние шаги до входа в кувуклию, что любой верный человек может ему незаметно вложить спички в руку.
см. видео https://www.youtube.com/watch?v=wfGOa9F3yHE&feature=player_embedded 46-я минута

Армянского священника, проходящего с патриархом, вообще никто не трогает. Правда, армянская церковь и не утверждает чудесности зажигания огня.

Патриарху Рожаева и ее заказчики приписывают дикое невежество: на самом деле Гроб опечатывается до входа патриарха, а не после. Да и Петр никакого сияния во гробе не видел: «Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад». Кроме того, Иерусалимский патриарх зачем-то (по Рожаевой) врет, что ключи от храма находяся у турок, во время как с 1192 г. они хранятся в арабско-мусульманской семье Джауда Аль Гадийа (араб. جودة آل غضية‎), причем право отпирать и запирать дверь принадлежит другой мусульманской семье Нусайба (араб. عائلة نسيبة‎). Да и кавасы никак не могут быть турками. Это опять же арабы.

После такого надо бы Рожаеву проводить «вон из профессии». Но она и по сей день пишет для «Комсомольской правды». Где она создала очередной миф — про благочестивую смерть патриарха Алексия во время молитвенного стояния на коленях https://www.kp.ru/daily/24405/580786/
см. http://diak-kuraev.livejournal.com/55667.html

А про зажигалку, оказалось, прямо говорил армянский священник:

When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire.
«In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted.
Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem
By Victoria Clark in Jerusalem
(Filed: 26/04/2003)

http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/israel/1428445/Holy-Fire-sets-Orthodox-rivalry-ablaze-in-Jerusalem.html

первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2003/04/26/wmid126.xml&sSheet=/news/2003/04/26/ixworld.html


И снова про Благодатный Огонь

начало темы: https://diak-kuraev.livejournal.com/1739519.html

Про зажигалку, оказалось, прямо говорил армянский священник:
«When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire.
«In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted.
Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem» .

http://www.telegraph.co.uk/…/Holy-Fire-sets-Orthodox-rivalr…
первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml…

То есть по рассказу армянского священника, внутри гробницы греческий патриарх Ириней (предшественник Феофила) не дал ему зажечь свою лампадку от его – «и мне пришлось прибегнуть к зажигалке»…

Автор этой статьи — Виктория Кларк — написала целую книгу «Holy Fire: The Battle for Christ’s Tomb» ( 2005).

Там она приводит свою беседу с греческим епископом Феофаном (судя по упоминанию окончания им Дурхамского университета, это Феофан (Хасапакис), архиепископ Герасский).

На вопрос о том, почему патриарх Ириней говорит о чудесном возгорании огня, Феофан ответил:
«Станешь ли ты рассказывать шестилетнему ребенку все, что знаешь об этой жизни? Нет, он сам мало-помалу узнает об этом. Также и с Дедом Морозом (Father Christmas), также и со святым Огнем».

А на вопрос – почему же патриарх не выскажется внятно на эту тему, Феофан отмахнулся: «Ну, он не хочет выглядеть как папа римский, рассылающий энциклики по каждому вопросу! Это породило бы лишь еще больше проблем!»

https://books.google.ru/books…

Много лет я расспрашивал обитателей церковного Иерусалима об этом чуде. Точнее – монахов из Русской Миссии.

ВСЕ (!!!) они, уже став епископами, в приватных беседах говорили мне одно и то же:

«Когда я попал в Иерусалим, конечно, более всего ожидал этого Чуда. И едва только хоть малость сблизился с греческими монахами из местной патриархии, еще задолго до Пасхи стал умолять их – как свершается Чудо… В ответ же греки крутили пальцем у виска: это только вы, русские считаете, что это чудо!».

Публично от этого чудоверия дистанцировался лишь один современный начальник Русской Духовной Миссии: архимандрит Исидор (Минаев) в 2011 году. http://azbyka.ru/…/beseda-s-nachalnikom-russkoj-dukhovnoj-m…

Это интервью очень непросто далось отцу Исидору, он понимал, что очень рискует. В итоге он оказался единственным за последние десятилетия Начальником Миссии, который так и не стал епископом…

Замечательный рассказ я слышал от архиепископа Н.: «За все годы своего служения в Миссии я никогда не ходил на эту службу. Меня туда тащили, звали, но я находил любые предлоги, придумывал себе срочные задания, чтобы не идти. Ведь греческие монахи уже рассказали мне нечто осаживающее неофитский и паломнический энтузиазм. Я же понимал, что когда вернусь в Россию, то все знакомые будут расспрашивать: «Ну, расскажите об Огне! Он и вправду не жжет?». Врать я не хочу. А правда может оказаться слишком травматичной дли их веры. Поэтому я вел себя так, чтобы потом иметь право честно сказать: «Не знаю. Не был. Не видел». Но монахини из нашего Горненского монастыря заметили, что я не бываю на этих службах, и стали шептаться между собой по этому поводу. Но потом они же шли ко мне на исповедь (а к кому еще им идти в нашей небольшой русской общине?). И на исповеди каялись мне же в том, что осуждали меня… А нередко присоединяли рассказ об еще одном своем маленьком секрете: «Батюшка, простите, и врала. Я говорила сестрам, будто у меня свечи в Великую субботу сами зажглись и что они не обжигали. Но, понимаете, если бы я этого не сказала, меня бы стали травить как ошельмованную».

То есть перед нами вариант сказки про Голого Короля. Там мошенники «сшили» платье, которое «обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп». В нашем случае приговор чуть другой: «если Огонь тебя обжигает – значит, Бог обличает твои грехи и маловерие!». Ну кому же хочется получить такой приговор?!

И это помимо самовнушений…

Есть немало людей, с которых бесполезно «снимать свидетельские показания». У них глубокий внутренний настрой на «как надо», а не «как было». Им больно расходиться не своими ощущениями, а с тем, что ожидает от них услышать следователь. В церковной жизни это недоверие к своей «маленькой правде» и ориентация на «правду большую» особо культивируется. Нельзя допускать в свое сознание те факты и черты, которые расходятся с каноническим образом. Идет ли речь о современном священнике или древнем святом. «Мне такая правда не полезна!».

Классический пример – история из повести про Иоанна Новгородского:
«Жители того города часто видели, как из кельи святого выходила блудница: это бес преображался в женщину. Горожане же не знали, что это бесовское наваждение, а были уверены, что это на самом деле уличная женщина, и впадали в заблуждение. Случалось также, что начальники города, приходя в келью святого для благословения, видели там мониста девичьи, и обувь женскую, и одежду, и негодовали на это, не зная, что и сказать. А все это бес наваждением своим показывал им, чтобы восстали на святого, неправедно осудили его и изгнали бы. Горожане порешили между собой: «Не подобает такому святителю, блуднику, быть на апостольском престоле — идем и изгоним его!». Когда пришел народ к келье святого, то бес перед глазами всех побежал в образе девицы, будто из кельи святого. Люди закричали: «Ловите ее!» Но хоть и долго гнались, не смогли поймать. Святой же, услышав говор людской у кельи своей, вышел и спросил: «Что случилось, дети мои?» Они же рассказали все, что видели, и, не внимая оправданиям святого, осудили его как блудника. Схватили его, и надругались над ним, и, не понимая, что творят, понося святого, порешили: «Посадим его на плот на реке Волхове — пусть выплывет из нашего города вниз по реке». Когда посадили божьего святителя Иоанна на плот на Волхове, то поплыл плот против самой быстрины, которая как раз у Великого моста, никем не подталкиваемый, вверх по реке. Люди, узрев такое чудо, стали рвать одежды на себе и говорили: «Согрешили мы, неправедно поступили — осудили овцы пастыря своего. Теперь-то видим, что бесовским наваждением все произошло!».

Кто-нибудь обязательно напомнит эту историю, если на православных форумах вдруг зайдет речь о чьем-то разочаровывающем опыте общения со статусным духовенством.

Рассказы паломников и «старожилов» в этом смысле вполне следуют канонам житийной литературы. Жития святых как исторический источник (между прочим, тема докторской диссертации профессора МДА В. О. Ключевского с весьма разочаровывающими выводами) – это очень сложный сюжет.

«Агиобиография стремилась соединить в себе много разнородных целей, и каждая из них требовала особой формы для жития. Простая биографическая записка о безвестном подвижнике, составленная для памяти вскоре по смерти его, становилась недостойной прославленного святого после открытия мощей и установления ему празднования: это вызывало новую обработку жития. Притом святой не умирал и по смерти, ибо «кости наги» продолжали источать исцеления: память о нем и в древние и в поздние времена вечно колебалась между историей и легендой, постоянно обновлялась новыми чудесами и под влиянием их разрасталась новыми биографическими чертами… В самом биографическом рассказе развились именно те типические черты, которые обобщали историческое местное и индивидуальное явление, приближая его к общему христианскому идеалу. Церковно-ораторские элементы жития стали на первом плане, закрыв собой элементы историографические. Единственный интерес, который привязывал внимание общества, подобного древнерусскому, к судьбам отдельной жизни, был не исторический или психологический, а нравственно-назидательный: он состоял в тех общих типических чертах или нравственных схемах, которые составляют содержание христианского идеала и осуществление которых, разумеется, можно найти не во всякой отдельной жизни».

В определенном смысле жития это партийные газеты средневековья. И они абсолютно достоверны лишь в одном: жития совершенно точно передают представления своих авторов о том, как, по их мнению, должен был поступать их святой персонаж в той или иной ситуации. То есть это книги назидательные, педагогические, книги о том, «как надо». Есть набор клише, переходящих из одной повести в другую, и святой просто обязан им следовать. Точнее – автор обязан за неимением достоверной биографической информации (особенно о периода детства и юности) заимствовать эти клише из других житий.

Уяснив это, историку остается копаться в деталях: топонимике, именах упомянутых правителей, подмечать зоны умолчания или избыточного педалирования в тексте и пробовать понять мотивы (в том числе и политические), которые двигали автором жития.

Но так же ведут себя и пересказчики благочестивых историй. Они точно знают «как надо», какой тезис им нужно проиллюстрировать или доказать. И перед этой своей высшей правдой они честны. Она им разрешает что-то приукрашивать, а что-то упускать и не замечать.

Поэтому рассказы «церковных очевидцев» не обладают для меня некоей научно-доказательной и понуждающей силой.

Кстати, рассказы древних свидетелей разительно отличаются от картинки на НТВ. Древние «свидетели» говорил, что в запертой кувуклии нет никого. И лишь когда свет сам вырывается оттуда, часовню распечатывают и туда входит епископ.

«Когда настал 9-й час, поколебалась земля, подобно тому, как во время распятия Господа нашего, так произошло и в это время. Три раза послышался сильный гром в Пресвятом Гробе, и внутри его сверкали молнии, и в присутствии всех появился Святый Свет» (РАССКАЗ О ЧУДЕ, СОВЕРШИВШИМСЯ CO СВЯТЫМ СВЕТОМ в 1634 году // Православный палестинский сборник, Том 13. СПб. 1894

«Приходит му’аззин соборной мечети имам и эмир города. Они садятся у гроба, приносят лампады, которыя ставят на гроб; а он бывает закрыт. Христиане до этого тушат свои светильники и лампады и остаются так, пока не увидят, что чистый белый огонь зажег лампаду. От нея зажигаются лампады в соборной мечети и в церквах, а затем пишут в столицу халифата о времени нисхождения огня. По быстроте нисхождения и близости его к полдню заключают об урожае в этот год, по запаздыванию до вечера и удалению (от полдня) о неурожае» (Аль-Бируни; 1000 год).

«И когда начали читать паремии той Великой субботы, во время первой паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям Гроба, и заглянул в Гроб сквозь крестец дверей тех, и не увидел света в Гробе, и возвратился на место. И когда начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям Гроба и опять ничего не увидел. И тогда все люди возопили со слезами «Кирие, елейсон!», что значит «Господи, помилуй!» И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над Гробом Святым, и смочил нас хорошо, стоящих на Гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой в Гробе святом: вышло блистание страшное и светлое из Гроба Господня Святого. И подойдя, епископ с четырьмя дьяконами открыл двери Гроба, и взял свечу у князя того, у Балдуина, и с нею вошел в Гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. Вынеся же из Гроба ту свечу, дал самому князю тому в его руки» (Хожение игумена Даниила).

По НТВ такого не видно…

comments powered by HyperComments